Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Голубь съ кулаками

Смѣясь жестоко надъ собратомъ
Писаки кириллической толпой
То воробьемъ приложатъ, то ​катартомъ​
А я и не такой, и не другой



Я просто голуб-ь ​міра​ съ кулаками
И русскій мой по крови голуб-ой
Я слово русское, всецѣло и кусками
И звучно слово это, Боже мой!

Контра недорезанная

Последний раз это некогда популярнейшее в Отечестве словосочетание я услышал в свой адрес от своей учительницы истории в десятом классе в 1986 году. Оно мне очень понравилось - ну правда же чистая, контра недорезанная, Знак Качества негде ставить, разве что на упертом, но почему-то не лысеющем лбу. Минуло с тех пор 34 года. Теперь я с трудом хожу и оглох на одно ухо. Дорежьте уж кто-нибудь.
Индия

О моей истинной национальности

.
В мире живет много прекрасных народов - русские, немцы, поляки, армяне, да мало ли кто еще. Все люди как люди, рождаются, крестятся, женятся, живут обычной национальной жизнью. А я существо без национальности, во всяком случае одной. Всю жизнь я размышлял о том, кем же являюсь. Именовался то русским, то армянином, то немцем в зависимости от исторических обстоятельств. В 2008-2011 чувствовал себя истинным грузином в городе детства своего отца, а с марта 2014, когда начался весь этот ваш "русский ренессанс", мой внутренний немец в пику большинству из моих соотечественников начал вдруг жиреть, свирепеть и превращаться в натурального Бенкендорфа Александра Христофоровича. В то время я много писал о спасителе Отечества, генерале от кавалерии и герое Отечественной войны 1812 года, правой руке Государя Николая Павловича, немце, спасавшем затем в качестве шефа жандармов Российской Империи обезумевшую Россию от гражданской чумы.

Умом Россию не понять...
Но можно плетями измерить.
Морозить, бить и запрещать.
Ab ovo так принудив верить.

Вывел проснувшийся внутренний немец этим утром моей вялой рассеянно-склеротической рукой) Ах, Россия! Мучить тебя самое святое и богоугодное дело на свете! Помяни, Боже, Александра Христофоровича и всех немецких полицаев, в земле Российской просиявших, даруй им причастие и наслаждение вечных Твоих благих, уготованных любящим Тя. Аминь


О немецких полицаях святой жизни в России 19 века я и дальше писал - на мой взгляд вполне естественная и оправданная реакция культурного русского человека на народно-освободительные гуляния на Донбассе под красными флагами в 2014-2015 гг. Вспоминал я тогда и собственных служивых немецких предков. А как еще поступать человеку, у которого и немцы, и русские, и тифлисские армяне, и поляки в роду, и который читает письма и рассматривает фотографии представителей всех четырех линий? Что меж моими столь разными предками общего, каков знаменатель единый? Сатрапы...Они все были сатрапами мелкого или среднего калибра, и служили одному “кровавому деспоту и тирану”, “тюремщику народов” нашей великой Отчизны. И я синтезирую в себе “потомственных сатрапов” представителей четырех разных имперских этносов. Это посильнее вместе взятых гуманистов Бирона, Бенкендорфа и Гитлера. Вот она где лежит, кащеева игла моей гордыни, самости, надмения. Я по национальности не немец, не поляк, не русский и не армянин, а потомственный сатрап, “угнетатель и кровопийца.” И этим обстоятельством объясняются все мои идеи, все слова, все поступки и мысли. Душители и палачи четырех народов Российской Империи соединились вольно во мне. И создали такую гремучую смесь, что я вам, внимательные доброжелатели моего спасения, и не могу казаться ничем иным кроме "кентавра", "дракона", "гордеца", "шизофреника" и пр. Мировоззрение мое не может не быть консервативным и даже реакционным, я просто продолжаю держаться мировосприятия обоих своих дедушек и всех четырех прадедушек по всем четырем моим линиям. Моя симпатия к военным и служивым людям Российской Империи это просто симпатия к собственным предкам, вещь по-человечески очень понятная любому существу на земле. Да, прискорбно, что одни - потомки "сатрапов", а другие - потомки борцов за светлые богоборческие идеалы. Но у тех и других не может быть общего и единого мнения. Вам, потомственным свободолюбцам, сатрапов не понять. И, наоборот, потомкам сатрапов все ваши движения души очень хорошо понятны и ясны, поскольку у нас есть исторический и семейный опыт взаимодействия с вашими предками в рамках религиозного, культурно-просветительского, общественного исторического процесса в РИ и в рамках пенитенциарной системы Российской Империи. И говорить с вами, потомками "борцов за свободу", я буду всегда языком своих консервативных бабушек и дедушек, потому что я это и есть они. И даже, в сущности, больше - по своему веществу и убеждениям я это и есть в дистиллированном виде Российская Империя 1910-х годов, характерный и репрезентативный вырост с ее городского культурно-управленческого слоя, причем из разных ее губерний. То есть я и есть она сама, живой побег на поваленном древе, лежащем на земле. Моя национальность это городской российский сатрап обыкновенный (IV-VI классов), а Российская Империя это я и мои предки. И поскольку Российской Империи больше нет, то нет и меня, это просто образы, роящиеся из прошлого, последние искорки прежнего мира.
Индия

Китайский мир

.
Отличия азиатского коммунизма от европейского хорошо видны на примере Китая и России. Если в России разрушили большую часть христианских храмов и дворянских усадьб и на этом успокоились, то в Китае во время "Культурной Революции" уничтожалось все, вплоть до резных деревенских ложек с традиционным орнаментом. Они хотели "начать с чистого листа". Ложки-плошки им жить не давали - напоминали проклятую Китайскую Империю. Поэтому Китай в 1960-х годах практически полностью лишился собственной старины и большая часть экспонатов нынешних китайских музеев - новоделы, а на антикварном рынке нет практически ничего кроме подделок. В 1960-х вся история Китая свелась к синантропу (китайскому питекантропу). Это сейчас они влюблены в свою историю, китайские нувориши тратят миллионы на покупки собственного антиквариата за рубежом, а правительство выделяет миллионы на красивые костюмированные исторические фильмы. Причем выделяют средства на историческое кино и осуществляют наиболее дорогостоящие покупки часто те же самые некогда погромщики-хунвейбины.

За уничтожение собственной истории и миллионов людей в Китае не наказан никто. "Народ всегда прав", и тогда, и ныне - в этом смысле современные китайцы ничем не отличаются от современных русских.

Я недавно случайно беседовал в Москве с одним разбогатевшим пожилым выходцем из Шэньчжэня. Он был одет в деловой костюм за несколько тысяч евро, ездил на лексусе последней модели, но при этом отчаянно передо мной защищал Мао и "выбор народа", то время. Защищал он в том числе и "Культурную Революцию", причем рьяно, на ломанном своем английском, а когда не знал какого-то слова просто шипел и цыкал зубом, буквально исходил ненавистью к тем, кого некогда уничтожил, к людям культурным. С учетом того, что китайцы нация бедная на эмоции выглядело это беснование особенно интересно.

Я все это не в состоянии осознать. Я просто не понимаю как эти животные смеют смотреть в глаза культурному человечеству, не то что хорошо одеваться или ходить на исторические фильмы. После зверской расправы с десятками миллионов человек, представлявших наиболее культурную часть китайского населения, после уничтожения большей части следов материальной культуры прежних эпох они ничуть не раскаялись в содеянном. На фоне Китайского Мира проникаюсь симпатией к Русскому, у нас здесь все еще можно купить антикварный русский шкаф 19 века, икону или посуду.
Индия

Народ в моем детстве

.
Как и всякий ребенок в СССР я начал осознавать что такое "народ" довольно рано. Вот тетенька Марфа Соломоновна, моя учительница истории из первой моей спецшколы. Она - народ, потому что учит любить народ. Вот дяденька Василий Петрович, учитель труда. Он - народ, потому что его как раз и учит любить Марфа Соломоновна. Вот пионервожатая Зина - она точно народ, потому что воспитывает нас, непутевых детей народа. Вот кондуктор в троллейбусе - его отношения с народом непростые, но он тоже народ, поскольку поставлен народом на ответственную должность, у него и убедительный дырокол имеется. Вот продавщица Маша, она обманывает народ, но тоже народ, поскольку дома в деревне у нее остались куры и козы, а подворовывает она потому что у нее маленькая зарплата и троих детей от четверых народных мужей кормить не на что. Вот дорогой Леонид Ильич Брежнев - он очень любит разных детей и он тоже народ, потому что кровь проливал за народ на Малой Земле. А вот шагает рота курсантов-суворовцев, они все народ, у них и прически одинаковые, и выражение лиц мама не горюй - "вставай, страна огромная".

Но кроме народа я так же видел и не народ. Черные, черные, черные души! Вот знакомый отца Алексей Козлов, он художник и рисует церкви, в которых нас, детей, как показывали нам в школьном кинофильме, одурманивают и приносят в жертву. Вот близкий друг отца Анатолий Филатов, он фотограф, а дома хранит мрачные, древние, пыльные иконы и слушает странную музыку. Вот приятель отца Георгий Иванов, он переводчик и у него необычная, "не наша" манера обращения. Вот горячо любимый отцом Андрей Тарковский, он кинорежиссер и снимает нехорошее, непонятное Марфе Соломоновне и советским детям кино, явно с антинародным умыслом. Вот одноклассник отца, скульптор Дмитрий Эристави - он точно не народ, у него в мастерской такие страшные антинародные фигуры. Вот фотография маминой тети Ани (в шапке моего дневника по центру), она не любила народ и была заносчивой и надменной. Вот моя бабушка Елена, ей восемьдесят лет, она вся сморщенная и старая, и речь у нее не такая как у всех, и она всегда что-то скрывает, не договаривает. А уж какие книжки, изданные в царских типографиях и заграницей, она хранит в своем шкафу... Моя бабушка - пятая колонна! Родные и близкие - не народ, они... враги народа. Осознание того, что мне повезло родиться в самом логове таящихся врагов, пришло ко мне очень скоро)

И они меня с пути истинного в итоге и совратили. Где-то со второго класса я перестал относить к себе популярное в те времена словечко "наши". Свой первый антинародный поступок я совершил в третьем классе, сбежал с линейки. Потом предательски, как мальчиш-плохиш или мальчиш-буржуин, скрещивал пальцы когда меня, не спрашивая, всем народом "принимали в пионеры". А в пятом классе моя черная душа, наконец, дала вербальные ростки и я написал саркастическое антинародное сочинение, после чего в школу вызвали моих родителей.

Образ народа у меня, как и у всякого советского мальчика, был воплощен в фигуре Родины-Матери. И поскольку моя собственная мать была скрывавшая свое происхождение антинародная контра с антинародной речью и антинародными чертами лица, то я вынужден был искать этот образ на стороне. В разные годы его воплощали разные женщины из народа. Сейчас вот - Наталия Николаевна Хаютина-Ежова, приемная дочь крепкого русского крестьянского сына Николая Ивановича Ежова (настоящий ее отец цыган по фамилии Кудрявый)



Когда приемного отца расстреляли ей было всего 7 лет, но она помнит и любит его бесконечно и всю сознательную жизнь. И регулярно пишет заявления в Генеральную прокуратуру Российской Федерации с требованием реабилитации Николая Ежова, поскольку "врагом народа" он действительно не являлся, а был его слугой, корчевавшим по-крестьянски просто троцкистские сорняки, всю эту заумь нерусскую, когда зауми русской уже не осталось. На этом изображении она в настоящее время, за ней стоит портрет ее приемного отца со свечой. Вот она, истинная верность народная...

Наталья Николаевна, кстати, пишет стихи, очень трогательные и народные:

По какой-то неясной случайности
Я в те годы смогла уцелеть
И кому я обязана радостью
Что не дали тогда умереть?

Помешать продолжению рода
Кто-то очень хотел навсегда.
До сих пор я считаюсь уродом,
Дочкой изверга, дочкой врага…

Вот! Можно быть народом даже если всю жизнь считаешься дочерью врага народа. И до конца отстаивать свою народность и народность своего приемного родителя. А можно не быть народом если у вас, как и у меня, черная антинародная душа. Быть или не быть с народом одним целым, черпать или не черпать мудрость народную, сливаться с народом или не сливаться в одно целокупное высоконравственное и интеллектуальное сверхсущество - личный выбор каждого.

А Наталью Николаевну, в отличии, скажем, от вражины-Колчака, наш народ признал "своей" еще 13 февраля 2008 года, когда она, спустя шестьдесят восемь лет, была лично реабилитирована. Даже если кому-то из народа не повезло всегда можно правды на Родине добиться. Народ суров, но справедлив к своим верным сынам и дочерям, так то. И он, в отличии от разобщенных индивидуумов-личностей, которых нынче, безотносительно их политических и исторических взглядов, принято именовать "рукопожатными", "либералами", "русофобами" или "небыдлом", всегда философски един и бескорыстен - народ-стоик, народ-герой, народ-академик, народ-победитель.
Индия

Совет благонамеренному юношеству

.
С агрессивными советскими нужно всегда общаться на таком вежливом великорусском языке, в риторических и стилистических фигурах которого они бы понимали только интонации, а так же отдельные слова и буквы 0) Синаптические связи у представителей наших двух наций отличаются друг от друга почти так же сильно, как у людей и человекообразных приматов, а лексика и речевая коммуникация как эти же вещи в латыни и lingua italiana.

Если они не будут понимать наш язык, то может быть когда-нибудь от нас отстанут )

Я еще помню устную речь матери отца, моей бабушки Елены. Однажды, во время проведения одного из семейных торжеств, на которое собрались близкие родителей, к нам в дверь постучали. Дело было в Москве в 1984 году. Соседи вызвали милицию, поскольку им показалось подозрительным собрание множества людей в одном месте. Дверь открыла бабушка и негромко сказала милиционерам нечто, после чего они сразу же тихонечко ретировались. Гости спросили у бабушки что же это было. "Я просто пожелала этим благородным блюстителям общественного порядка доброго здравия, как было принято желать в нашем доме до революции и почтительнейше поинтересовалась о причине их приятного и неожиданного визита".

Русский язык действует на советских как дудка факира на бенгальскую кобру. И это мило и славно.

О моих попах и моей работе

.
Десять утра....Мать чувствует себя немного получше, спасибо всем, кто за нее помолился. Я всю ночь был с ней, но сейчас, в воскресение утром, у меня выдалась минутка. И я решил написать вот о чем.

Мой фан-клуб часто требует в сети от моих друзей назвать мои пароли и явки. Ему очень хочется узнать мое место работы и мою юрисдикционную принадлежность, а так же имя моего священника. Я бы и рад помочь своему фан-клубу, но два раза наступать на одни грабли как-то не хочется. К сожалению, у этих людей интерес не праздный. Им нужно меня травить, писать письма моим начальникам или людям, от которых я завишу, с указанием на то, что я страшный фашист, монархист и "враг президента") Однажды такое письмо на официальном бланке "Вертограда" уже было получено моим хост-провайдером с грозным требованием закрыть церковный сервер, который я редактировал, "Романитас". И разных моих священников мои доброжелатели часто доставали требованиями и угрозами "пресечь мою деятельность". Поэтому я просто больше ничем не могу им помочь) Никаких указаний на место работы или имя моего нынешнего попа я им давать не собираюсь. Пусть беснуются дальше. Контактов жены тоже предоставлять не буду, я даже ее фотографии вынужден был спрятать, чтобы ее не искали, не мучили и не забрасывали ее почтовый ящик спамом с целью разрушить нашу семью или просто поиздеваться.

Для всех иных, то есть моих доброжелательных читателей, сообщаю следующее - характер моей нынешней профессиональной деятельности связан с внутренними потребностями медийного сообщества. Я работаю аналитиком, пишу отчеты, предложения по информационной поддержке тех или иных наших заказчиков, планы информкампаний, участвую в составлении регламентов поведения крупных корпоративных заказчиков, а так же поддерживаю сайт  "Московский Телеграф", посвященный нуждам журналистского сообщества. По его направленности видно, что это  коммерческий ресурс, который освещает проблемы в отечественной журналистике, в том числе экономическую информацию, связанную со стоимостью медийных активов. Такие ресурсы не делаются "для души", но только и строго за зарплату. А вот здесь моя вводная статья к этому ресурсу, "От редактора".

Кроме занятий информаналитикой я довольно много пишу и для прессы, но, в основном, под псевдонимами - потому что, опять же, не хочу, чтобы мои воззрения на Вторую Мировую, которыми я известен в ЖЖ, автоматически приписывались тем или иным изданиям и они от писем и жалоб моего фан-клуба страдали.

Иногда езжу в командировки, но не часто. Командировки организовывает моя контора, у нее договор с американцами, которые и получают продукт, который нам заказывают.

Надеюсь, я высказался по этому вопросу полно и ясно и теперь от меня отстанут)

Удаленный коммент

.

"Англия - страна моего детства, там я был счастлив, и точка. Культурно - всем обязан ей и Америке. Что до того же Черчилля, то можно как угодно к нему относится, но он всегда был прагматичен и исходил из интересов своей страны. Не пожертвовать империей бы не получилось"

Безусловно, относиться к Черчиллю можно по-разному. Но "интересы своей страны" можно ведь понимать и так, как их понимали иные старообрядческие купцы в Российской Империи, для которых даже сам черт был лучше царской власти и "никонианской церкви"  и которые именно поэтому оказывали финансовую помощь большевикам. Черчилль тоже, в сущности, "старообрядец". Ведь он был друидом, исповедовал древлеанглийскую веру, друидизм. Для правоверного друида христоименная Британская Империя, несшая Благовестие языцам, не могла не быть безусловным злом. Поэтому союз с большевиками в период WW2, полностью изменивший геополитическую и культурную карту мира и погубивший в итоге Британскую Империю как мощный инструмент по вохристианизированию языческой вселенной, для него мог быть вполне осознанным, вот что.

Индия

Дмитрий Эристави

.
Последний свой вечер в Грузии я провел у Дмитрия Эристави, замечательного грузинского художника, друга и одноклассника моего отца. Его красавица-жена показала мне крестик, который подарил им мой отец в 1982 году.



А сам Эристави, принявший меня как сына, рассказал мне, что говорил в школе 16-летним юношей-подростком мой отец в 1947 году. Оказывается, он уже тогда протестовал в узком кругу одноклассников-единомышленников против советской сталинской шпиономании тех лет. Ну и ну.

Вечер был долгим и очень теплым, полным воспоминаний. Удивительная семья.




Когда мы прощались он подписал мне на память одну свою работу. Чему я был очень рад:)