Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Суровость местной жизни

Вчера русским градом, бессмысленным и беспощадным, нам разбомбило весь наш яблонево-ореховый сад, и нет больше аленького цветочка, с которым я намедни поэтически прощался. И Зигфрид наш остался без орехов, ибо смел их с матушкиного орешника град и вогнал на полпальца в землю. Идешь по земле, а на ней воронки. От града! И крыша пострадала. В округе попадали многие деревья, иные на дома, мужиков и машины. Вчера же полностью отключилась мобильная связь и интернет, и не вернули связь назад суровые русские инженеры даже этим утром. Пришлось идти к дороге чтобы высказать свое возмущение. Ну, разумеется, зачем людям вечером и ночью болтать, ночью спать нужно, да и утром тоже - до следующего утра. А какой теплый и хороший был вчера день! И как все внезапно закончилось. Ничто ведь не предвещало. Метафора всей местной жизни. Живешь в России - готовься к погрому каждый день и час, в самое непредсказуемое время. Суровы русские боги. Чуть зазеваешься, расслабишься, начнешь говорить на господский манер стихами и накажут за неуместную здесь человечность более чем убедительно и строго. Так-то, дорогие.

К вопросу о художественном чтении

Художественную прозу, тем более современную, автор этих строк последние тридцать лет читает мало и урывками, оставляя больше своего времени на литературу специальную и научную - историческую, антропологическую, философскую, филологическую, эпистолярную. Но поскольку нужно быть в курсе того, что происходит, хозяин этого дневника все же старается следить хотя бы одним глазом за новинками отечественной художественной словесности. В частности, прочитал несколько романов, повестей и рассказов Юрия Мамлеева и Владимира Сорокина. И ни одной Виктора Пелевина. Откуда такая избирательность?



Я не могу без содрогания смотреть на его наружность. Пелевин слева, а Сорокин справа. Неужели, дамы и господа, вы доверили бы свой кошелек тому, кто ошую, не говоря уж про личное время и несчастный рассудок? Это не выглядит как писатель, хороший ли, плохой ли, и, скорее всего, не имеет отношения ни к каким подписанным его именем книгам и текстам.



А вот здесь Пелевин одесную, а Сорокин ошую, но смысл сказанного выше разве что усугубился. Про Пелевина пишут, что он не состоит в личном или письменном общении ни с одним из литераторов современности, и вообще никогда не показывается на публике, что немудрено. Про персонажей, подобных тому, что справа, в Фатерлянде говорят backpfeifengesicht, а итало-русская господская поговорка утверждает, что "морда кирпича просит" (впервые это выражение появилось в труде Ч.Ламброзо «О типах преступников» («Le roge sherhe le kirpidon»). Да, я подбираю чтение, ориентируясь на наружность автора, памятуя о единстве формы и содержания. Ну а что? Мое эстетическое чувство меня обыкновенно не подводит, за редкими, хотя и показательными, исключениями. По физиономии автора обыкновенно всегда видно чего ждать от его текста, только и всего. Я не могу поверить что перед нами писатель. Скорее, чей-то коллективно-псевдонимный художественный проект. Не выглядят литераторы, даже наихудшие, как Вованы/Толяны/Коляны из качалок или болельщики клубов Спартак/ЦСКА/Шахтер. Но это как правило, а так, конечно, всякое бывает в виде исключений, поглядим.

О поэзии грамотных в третьем поколении

"Рай без кокаина" есть, без сомнения, выдающийся образец новейшей российской словесности, тем более что авторство его принадлежит Действительному государственному советнику Российской Федерации 1-го класса, бывшему помощнику президента, заместителю председателя правительства Российской Федерации и руководителю аппарата правительства Российской Федерации.

Я снова один

мне дали свободу

зачем кокаин?

ведь есть этот воздух

бери и вдыхай

и все — жди прихода

так выглядит рай:

пустыня свобода

возьми и вдохни

всем сердцем всем мозгом


Есть и продолжение, но поскольку из 26 слов продолжения 10 являются вариантами определительного местоимения "все" и у данного именитого автора явные проблемы со словарным запасом, а у вашего покорного слуги идиосинкразия на неприкрытое подростковое графоманство-мегаломанство, да еще от самовлюбленного великовозрастного кретина в ранге Действительного государственного советника Российской Федерации 1-го класса, то я продолжение здесь цитировать не стал - для наших целей достаточно и половины данного творения.

Вот так, дамы и господа, дышите всем мозгом и ждите прихода, как советует Владислав Юрьевич Сурков, то есть этимологически Владеющий Славой Пахарь (Юрий это такой же диминутив от Георгия, что и Егорий, который переводится с греческого как земледелец) и млекопитающее из семейства беличьих отряда грызунов. Кстати, "сур" в слове сурок это тюркское (suur) — «тот, кто посвистывает». Значит, полное этимологическое имя нашего поэта - Владеющий Славой Пахарь Посвистывающий, а семантическое - прославившаяся сельская тюркская крыса. И семантическое значение этого имени полностью соответствует происхождению и заслугам нашего подковерно-коридорного, сельско-кремлевского и славяно-чеченского поэта, вышедшего в отставку и живущего ныне в одиноком двадцатикомнатном раю без кокаина. Вот что такое имя.



Да уж, грустно вольной крысе жить без власти и кокаина. Или без марафета, пользуясь тутошним народно-уголовным языком.

Жизнь гриба 2.0

Жрец вынес приговор, теперь ты гриб
Расти смиренномудро в темной чаще
И шляпку сдай на эликсир послаще
Когда волхвы придут, сагиб



Ѱ: Да, моя сагибская колониальная шляпка сделана трудолюбивыми конечностями гималайских жителей из конопли (надеюсь, на фото виден шильдик), что грибу-философу с юмористическо-поэтическими наклонностями пристало. Так что в данном конкретном случае пущенные с легкой руки сагиба Чарльза Диккенса английские господские поговорки про съедобные шляпы начинают играть неожиданными гранями.

Мысли об изумрудных очках перед открытием культурного сезона

Жизнь очкарика в городах тяжела, а жизнь очкарика в наморднике тяжела вдвойне, ибо очки над намордником потеют и не видно ни зги, ни стези, ни тропины, ни лаза, ни бома, ни затропка, ни вакуты, ни путика, ни бечовника, и не за что ухватиться. А в городах опера, музеи, семинары, библиотеки. И везде без намордника ныне и на ближайшее двухлетие никак, что, конечно, сапиенсу ризусному, то есть человеку очкастому, тяжело, ибо потные стекла дезориентируют. В Древнем Риме очки делались из изумрудных линз, в ходу были и изумрудные лорнеты. Наверное, изумруд не потеет. Но прозрачный изумруд дорог и сложен в обработке, да и вряд ли кто-то сейчас делает очки из него, в наше-то время. Но само направление мысли верное. О, четырехглазые добрые братья и сестры мои в ризусах божественных, не горюйте в тумане, снимайте потные розовые очки и надевайте изумрудные 0)

Поза и жест дня



Лукашенко передумал и допустил новые выборы с одним условием

Раз двадцать примерно в отрочестве и юности своих я видел такую жестовую артикуляцию, очень, кстати, славянскую и очень народную. По сути она выражает русскую поговорку - "милые бранятся - только тешатся". А когда еще и проигравший по всем статьям пытается встать в такую позу, то ясно же, что он бы убил если б смог, но не может, поэтому пытается "примириться". Всегда не задумываясь бил подонков в морду, ибо я с ними никогда не "бранился" и не был им "милым". Поза искреннего раскаяния за вопиющее зло это не панибратство, но поза с лицом долу и в кровавых слезах. Разумеется, на коленях. Ах, колхозник, мыть тебе теперь нужники в женских тюрьмах, причем до Второго Пришествия.

Пахнуло Родиной

Сегодня добрый друг юности моей, музыкант, поэт и философ Сергей Калугин, порадовал меня языком из моего советского детства, продекламировав: "Ребза, айда в тубзик, там зыко". Такое и действительно не забудешь. Первая часть переводится как "Рабята, проследуем в уборную комнату". А вот что такое "зыко" и о языке какой из социально-антропологических страт нашего общества идет речь предлагаю обсудить моим читателям самим)

Раньше я читал книги

Все книги мира. А если они были переведены моими друзьями на русский, то еще и с помощью скорочтения, проглатывая по 3-4 тома в день. Я был библиожор. Или библиоман? Но время шло и я стал дряхлее, и стал читать только подаренные мне книги моих собственных друзей с именными автографами. По долгу друга и человека. И на них рецензии в периодическую прессу всякую-разную под всякими-разными именами писал. Однако время шло и ускорялось. И в какой-то момент я понял, что общаться с визуальными образами авторов быстрее и интереснее, чем с их книгами. На кого-то я тратил час, на кого-то день или два, на кого-то секунду, а некоторые авторы у меня постоянно на иконной полке стоят и я общаюсь с ними ежедневно и вечно, каждый день и час.

Книги превратились в образы, образы - в точки, ибо падает из-за РС зрение мое. Утром +5, вечером +7 по Фаренгейту, образы расплываются и превращаются в точки. Но ведь так быть и должно, ах.