Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Category:

Бабушка

.


Фото 40-х годов. Это тот самый человек, дореволюционная метрика которого опубликована в предыдущем посте, в девичестве Матоян, в замужестве Елена Тер-Григорян. И та и другая семьи были обрусевшими жителями Тифлиса, в нескольких поколениях государственными служащими Империи, поэтому армянского в лице было не слишком много. Она дожила до 1990-ого года. И всю жизнь курила длинные папиросы. В начале 80-х отец перевез ее к нам в Москву и мы жили впятером в маленькой квартире общей площадью 36 кв.метров в самом конце Ленинского проспекта.

Она запомнилась мне сразу несколькими вещами. Во-первых, отец всегда перед ней робел и обращался к ней только "на Вы". Во-вторых, она никогда ни на кого не повышала голос, но ее молчание, в случае совершения мною или кем-либо еще какой-либо провинности, было настолько многозначительным, что действовало как ледяной душ. В-третьих, крошечная 6-ти метровая комната, которую ей выделили (у нас была трехкомнатная квартира, но "пенально-малогабаритного" типа) была вся уставлена пыльными, набранными по старой орфографии книгами. В-четвертых, у нее была прекрасная дореволюционная русская речь, и друзья родителей, когда разговаривали с ней, получали от бесед наслаждение. В-пятых, она никогда не упоминала в разговорах Советскую Власть...просто не упоминала и все тут. Она всю жизнь делала вид, что ее не существует:)  Когда приходили гости и заходила речь о "Софье Власьевне" (так именовалась Советская Власть в кругах близкой родителям московской фронды) бабушка холодно и властно смотрела на отца и он умолкал... как-будто только что позволил себе говорить о чем-то непристойном, например, о порнографии. Есть такая мера презрения, когда даже вербальное осуждение осознается как "взаимодействие с неприличным".

Она никогда никого ни о чем не просила. Никогда и ни о чем, даже когда стала немощна. Моя мать старалась ей помогать, но та всегда отказывалась и, напротив, считала своим долгом делать что-то для дома даже в возрасте 87 лет. А еще до самой своей смерти она писала мемуары. В наследство же оставила только свои книги, дневник...и удивительный артефакт - коробку с цветными стеклянными дореволюционными слайдами, на которых была изображена она сама, ее близкие, а так же празднование 300-летия Дома Романовых в 1913 году в Тифлисе.
 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments