Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Categories:

Заметки на полях брошюры К.К. "Семнадцать ответов"

.
Прочитал брошюру К.К. "Семнадцать ответов", подаренную мне 2 дня назад самим уважаемым автором.

Текст произвел двоякое впечатление. С одной стороны - грамотное развенчание агиток против русского национального движения. Очень мягкий, культурный, "политкорректный" и политически удачный текст. С другой стороны - в качестве позитивной программы русского движения предлагается... демократия. Русская национальная демократия.

При этом не исключаются союзы и с "левыми националистами", а борьба "красного и белого дискурса" провозглашается бесплодной "борьбой нанайских мальчиков". И ни слова не сказано о традиционно русском сословно-корпоративном устроении общества. Если в Германии 30-х, в пику левому интернационализму, мечтавшему построить "мир равенства" путем "классовой борьбы" и ликвидации в ходе нее европейского господского строя, предлагалось "сотрудничество классов" и даже делались попытки возрождения уничтоженных Веймарской республикой сословий, то у К.К. о корпоративизме, разумной социальной сегрегации и социальной специализации, о сословных традициях и чести, о сотрудничестве классов и сословий ни слова. А слово "сословие" употреблено лишь единожды, и то почему-то по отношению...к казачеству (которое названо "воинским сословием").  Тогда как вообще-то русское воинское сословие в собственном смысле одно - и это дворянство. А казачество - субэтническая группа восточных славян на южных рубежах России, родственная русской. Да, известная своими воинскими  традициями и узкоспециальным служением в составе императорской русской армии, но при этом мало чем отличающаяся от сикхов в индийской армии или гуркхов в непальской и британской. Никто ведь ни тех ни других никогда не называл "воинскими сословиями" лишь на основании службы их представителей в соответствующих армиях, не так ли?

Собственно, больше всего в национализме (не только русском, но и любом другом) меня пугает подчеркнутое дистанцирование от основ любой здоровой традиционной социальной механики - от иерархии служений и специализаций в рамках того или иного общественного договора. Разумеется, национализм - идеология молодая, с корнями из 19 века. И посему должна соответствовать "духу времени", т.е. духу "равенства" (кухарок и государственных мужей, проливающих кровь военных и богемных тунеядцев, профессоров университетов и истребителей бездомных кошек - только бы они все были и осознавали себя "русскими")

Однако имманентной чертой исторических русских всегда являлась социальная трезвость -  понимание того, что разные социальные служения требуют разных исходных данных и разного напряжения сил, а потому и вознаграждаются обществом по-разному. Это не либералы выдумали, это "выдумал" Бог и практиковало все человечество, всю свою многотысячелетнюю историю. И не было (да и быть не могло) в исторической России такой социальной идентификации как "русский гражданин", были лишь "верноподданные", которые, в зависимости от своего служения, и вознаграждались по-разному, причем совершенно независимо от своей национальности. Посему и словосочетание "русский национализм" (как и "русский коммунизм") это пока почти оксюморон и в самом лучшем случае звучит как "русская уравниловка". А ведь главная проблема современной российской государственности не в том, что она недостаточно русская, а в том, что она недостаточно аристократическая, господская. Воры у власти, верно, но это большей частью русские воры. Потомки тех, кто  уничтожил нравственную и духовную русскую элиту, господский культурный слой великого народа.

Да, национализм приличнее троцкизма и занимает не последнее место в русском культурном коде - развивался аж 50 лет до Революции и аж 19 со времен падения СССР. Однако при такой древней и освященной истории русскому национализму, смирения ради, все же подучится бы у русского корпоративизма и не ступать на зыбкую почву союзов с любыми левыми. Потому что "худые сообщества развращают добрые нравы" (1-е, Кор. 15,33), что уже неоднократно подтверждено и нашей собственной историей.

Собственно, именно это меня и беспокоит в национализме более всего - его близость к левому протестному дискурсу и готовность идти с левыми на всевозможные союзы и блоки. Но правый национализм, где левое нещадно отсекается, мне вполне импонирует.

Я являюсь сторонником доминирования этнических русских в русской культуре и русской государственности. Однако мне совершенно недостаточно такого знаменателя как "русский" как инструмента социальной консолидации. Не только потому, что я сам лишь наполовину русский, на четверть немец и еще на четверть армянин. Но потому еще, что "русскими" сейчас, кроме людей достойных,  номинально являются еще и миллионы негодяев (и потомков негодяев), которые с садистской жестокостью утопили в крови мир моих предков, мое христоименное Отечество, мою культуру и мою веру. И с ними у меня нет ни общей меры ни жребия пока они в полноте и совершенстве не отвергнутся от страшных дел своих отцов и дедов. А как может быть иначе?

В заключении замечу, что настоящий русский национализм не может быть "выше противоречий белых и красных" априори, потому что красные все-таки интернационалисты, как бы они сейчас, после краха своего исторического проекта, не пытались изобразить из себя русских государственников. И посему русский антисоветизм и русский национализм (настоящий)  все-таки должны идти рука об руку - хотя бы так, как это явлено у Ильина и у Солоневича. А это, в свою очередь, означает, что русский национализм должен активно участвовать в десоветизации России, а не только лишь в избавлении от влияния не русского начала в российской культуре и государственности.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments