Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Category:

Потихонечку...

...за последние два-три года меняется мое отношение к кириковцам. И связано это не с успехами их церковного строительства, не с положительной эволюцией взглядов по множеству важных вопросов некоторых их российских представителей, и даже не с тем, что к ним присоединяются очень симпатичные люди.

Это все второстепенные вопросы. Главное - в другом. Оценивать ЦИПХ Греции под омофором митр.Кирика можно только и исключительно на фоне других матфеевцев. Прежде всего на фоне григорианского и николаевского синодов.

Оценка должна быть обусловлена тем, насколько учение и практическая духовная жизнь тех или иных матфевских групп аутентичны и соответствуют учению самого святителя Матфея Вресфенского. И, разумеется, учению в целом православной Церкви.

С моей точки зрения наиболее аутентичными матфеевцами еще задолго до расколов и разделений 90-2000-х были представители Кипрской Церкви, имевшей с континентальной Греческой Церковью полное общение. Прежде всего, разумеется, сам владыка Китийский и всего Кипра Епифаний. Именно вл.Епифаний олицетворял тот дух мира и прощения, которого очень не хватает часто зилотам, бывающим в большинстве случаев правыми по существу, но не всегда способыми найти нормальные церковные формы достижения единства. Вобщем, владыка Епифаний выражал, во-первых, полюс, если можно так выразиться, "матфеевской икономии" и, во-вторых, наиболее точно следовал миролюбивым инициативам самого вл.Матфея, например, его письмам к митр.Хризостому от 1948 года.

Очень важным для меня, как для человека, который был предан Зарубежной Церкви и всегда почитал свт.Филарета Вознесенского, был также вопрос отношения к хиротессии 1971-ого года как у умиротворяющему и важнейшему церковному акту. Не к такому акту, который что-то добавлял апостольскому преемству ЦИПХ Греции, но к такому, который демонстрировал миролюбивый настрой ЦИПХ Греции и Ее готовность получить формальное благословение ввиду формального канонического изъяна единоличных хиротоний. Никогда иначе чем как к "простому благословению" я к той хиротессии, как и Свт.Филарет, не относился. Однако необходимость и важность этого акта, вслед за своим покойным владыкой, защищал. Значение этого акта сложно переоценить и любые на него нападки мне приходилось отрицать ровно с тем же усердием, что и спекулятивные трактовки этого акта, уходящие корнями в профлоринскую диверсию против хиротессии бостонского м-ря и будущих отступников вроде митр.Лавра.

После смерти архиеп.Андрея Афинского и отделения митр.Кирика многие церковные наблюдатели ожидали, что позиция митр.Николая, нового главы афинского матфеевского синода, в отношении диалога с флоринитами смягчится. Тем более что и сам архиеп.Андрей отнюдь не был противником подобного диалога. А на церковных проповедях в Миссии Церкви ИПХ Кипра в Москве священники даже открытым текстом выражали такие надежды на диалог с флоринитами и на последующее воссоединение с теми юрисдикциями из них, кто имеет законное преемство и единую с матфеевцами веру (если какая-нибудь трусливая мышь посмеет сейчас тут пикнуть я выложу видеозаписи этих проповедей на всеобщее обозрение, на youtube). Однако произошло, к сожалению, обратное. Синод архиеп.Николая, опасаясь отхода от себя к митр.Кирику части общин, провозгласил "Новый Курс" на полное отрицание хиротессии и даже именование ее "вредным актом". Подписал от имени ЦИПХ Кипра эти ужасные бумаги, перечеркивающие тридцатилетнее исповедничество подвергавшегося за ее защиту многочисленным нападкам покойного митр.Епифания, да и позицию всего матфеевского синода 70-х, увы, и его наследник, вл.Севастьян. В то же самое время российские представители Синода митр.Кирика заявили, что не отрицают значение хиротессии, исключая лишь спекулятивно-флоринскую ее трактовку.

Вобщем, в сумме имеем эволюцию позиций всех участвующих в процессе сторон. Со стороны николаевцев, как континентальных, так и кипрских, жизни по вере и защиты важных для исповедания вопросов веры я не вижу. Вижу лишь довольно трусливое вероисповедное приспособленчество и матфеевский модернизм. Со стороны кириковцев вижу, напротив, подвижки в сторону возвращения к традиционной матфеевской экклесиологии. Что, в общем, не приветствовать нельзя. И что важно для всех ИПХ.

Вопрос о хиротессии, болезненный и острый, является, тем не менее, тем связующим звеном, которое соединило русскую Церковь и греческую в трудном и полном смятений XX веке. И с которым связаны упования о церковном единстве всех ИПХ.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments