Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Categories:

100 фактов (2-й)

Продолжение

Родители моей матери, урожденной Рейнеке-Черняковской, были безземельными дворянами. Ее отец работал горным инженером, мать - ботаником, служителем императорского ботанического сада, часто ездила в экспедиции. Предки моего отца - тифлисские князья. Предки моего деда приняли Православие в конце 17-ого века и, оказав существенную помощь в одном важном деле Государю Петру Алексеевичу, получили потомственную привелегию проходить к Романовым без доклада, хотя, так же, как и родители матери остались безземельными, и служили Государю в Персии и Тифлисе.

Они крестили свою дочь и мою будущую мать в СПБ у иосифлян в 1931 г. В 1942-ом году, во время блокады Ленинграда, они умерли от голода на ее глазах, отдавая ей, одиннадцатилетней девочке, последнее. Ее, вместе с другими детьми, оставшимися без родителей, вывезли из Ленинграда по "дороге жизни" в детский дом на средней Волге. До конца войны она пробыла там, там ей и попытались поставить правильное "мировоззрение". После войны она поехала получать образование в Москву.

Моя мать и мой отец познакомились в Университете, в 1949-ом году. Они ходили по Москве и вспоминали своих родителей. Однажды, на какой-то студенческой вечеринке, отец, уединившись с матерью на балконе, рассказал ей о своей жизни, а в конце произнес, что Сталин - величайший палач и убийца. Шел 1949-ый год... Мать понимала, что эти слова вполне могли быть провокацией и исходить от провокатора, и если бы она не донесла на сказавшего их, ее могли, учитывая ее происхождение, арестовать. Матери оставалось либо донести на отца, либо стать его женой. Она выбрала последнее.

Она не ошиблась. Но всю жизнь она ждала ареста отца. Каждый день, до самой его смерти в 1985-ом. После его смерти она не верила, что наступают новые времена, что они, "времена", надолго, и выговаривала мне за каждое слово, казавшееся ей "неосторожным", в школе или среди мало знакомых людей. Даже когда я, чтобы добыть нам средства к существованию, в 16 лет после смерти отца разгружал вагоны на Киевском вокзале и говорил иногда напарникам-грузчикам после ночной смены о том, что я думаю об всем, она была против и выговаривала мне.

В 1986-ом она сделала так, чтобы меня приняли в комсомол, так как без этого дорога в Университет была закрыта. Моя местная школьная организация была категорически против меня, меня не принимали ни в 8-ом, ни в 9-ом классе, впрочем, я не особенно демонстрировал к их сборищам интерес, а мать периодически вызывали в школу обсуждать "мои возмутительные взгляды" (на уроках истории и литературы я никогда не скрывал, что думаю по тем или иным вопросам, впрочем, вызывали к доске меня редко - однако иногда все-таки приходилось вызывать, и тогда я иногда, на формальный вопрос учителя, упоминал о некоторых фактах, которые в школе не проходили, а так же цитировал некоторые документы, что почти всегда кончалось для преподавателей расстройством). Нам пришлось сменить две школы. Но и в третьей мне не давали подобающую характеристику для ВУЗа, не говоря уже о том, чтобы выдать формальный ВЛКСМовский значок.

Но, кажется, прямо перед вступительными экзаменами кто-то помог и дело было сделано. Экзамены я сдал на все пятерки (кроме сочинения - но на гуманитарных факультетах МГУ за сочинение никогда не ставили больше 4-ки). Впрочем, долго у Университете я не задержался, то, что по необходимости терпели в школе (и то с большим трудом), в советском ВУЗе терпеть не стали. На втором курсе, после "золотой" сдачи сессии, меня отчислили.

Это было время, когда за взгляды уже не сажали или почти не сажали. Но маргинализировали, весьма успешно. В конце 1989-ого, после службы в армии, я уехал сначала в Берлин, а затем в Копенгаген. В 1991-ом в Копенгагене у меня уже было свое собственное небольшое дело.

Моя мать всю жизнь проработала в Университете. Как и ее мать, она была ботаником и, в точности как и ее мать, часто ездила в северные экспедиции. Сейчас, в возрасти 74-х лет, она растит свой собственный сад, чудесный. Я чем могу ей помогаю.

Спаси Христос
Антоний
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments