Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Category:

Почему жена это собственность?

Не "зависимая", "младшая" или "ведомая", а именно неотторжимая священная собственность? (как домашний храм, например) Причем не только в юридическом (в традиционных христианских мирах), но и в вышеестественном и даже (по образу) предвечном смысле? Потому что жена и ребенок есть мысль мужа-отца о себе самом, от него исходящая и животворящая. А дом мыслей - голова. Небольшой этюд церковно-исторического и богословского обоснования этой христианской аксиомы ниже:)

Начнем от первообраза, по которому сотворено как таковое человечество. Семья это монархия, которая есть образ небесной монархии. Говоря о божественных ипостасях Отца, Сына и Святого Духа, мы помним о том, что только Отец является "не рожденным". А Дух исходит только от Отца. Предание постоянно называет Сына "Словом". На идее о том, что Христос есть логос Отца, смысловое и оформляющего Начало, а Дух Святой. исходящий от Отца, есть "животворящее" Начало, стоит все тринитарное богословие и весь христианский монотеизм, опровергающий ложные обвинения христиан со стороны мусульман и иудеев в "троебожии". Мы веруем во единого Бога, различаемого в лицах. Где-то я встречал и такую простую и невероятно красивую метафору отношений Отца и Сына: "Сын есть мысль Отца о Себе Самом". И действительно, только будучи "мыслью", можно быть одновременно и "рожденным", и "не сотворенным", и "единосущным" - всякое другое (по)рождение есть акт творчества. Отчасти поэтому меня всегда смущало одно и тоже слово "ипостась" по отношению к лицам Бога и индивидам человечества. Такого единства, которое есть в Боге, человеческие индивидуальности не будут иметь даже в Царствии Небесном (хотя, разумеется, разобщенности там, мягко говоря, поубавится)

Итак, вернемся к анатомии брака. Земной брак есть образ отношений внутри Бога-Троицы. Преподобный Анастасий Синаит о первом браке пишет недвусмысленно и прямо: «Именно не имеющий земного виновника своего бытия и нерожденный Адам представлял образ и подобие безначального виновника всего Вседержителя Бога и Отца, рожденный же сын его представлял образ рожденного Сына и Слова Божия, а происшедшая от него Ева означала исходящее лицо Святого Духа». Когда Бог из ребра, взятого у Человека, соделал новую жизнь и привел ее к Человеку, человек сказал: «вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа (своего)... и будут (два) одна плоть» (Быт. 2, 22-24). Т.е. Адам свою кость даже назвал, как он же давал по высочайшему доверению Бога, который хотел видеть в Человеке сотворца, названия (имена) животным сада, среди которых словесного помошника, достойного Человека, он не нашел (почему и была сотворена из ребра Ева). Но ведь наречение имени есть завершение любого творческого акта. Без него даже икона - не икона. Значит, Ева, получается, одушевленное и священное словесное человеческое животное или икона, изображение Человека, в заключительной части творения которого участвовал и сам Человек (не говоря уж о том, что человеческая Адамова кость являлся для Евы еще и "материалом"). Имя «Ева» (по-еврейски «Хава») связано со словом «хайим», «жизнь»; Ева получила это имя потому, что она была «матерью всех живущих» (Быт 3:20). Вот почему церковная традиция видит в муже не только "супруга" своей жены, но и ее "господина", нового духовного отца. Или творца (каковым является всякий отец вместе с Господом, Отцом Небесным, по отношению к своему чаду)

Отвлекаясь немного в сторону хочу процитировать мысль об истоках феминизма одного современного автора:

Давайте теперь посмотрим на эту историю глазами Евы. После своего сотворения она еще не успела ощутить своей потребности в другом человеке, как ее сразу ведут к тому, кто уже был до нее, «называют», и ясно указывают на ее принадлежность: «вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа» (Быт.2:23). Еве, видимо, не совсем приятно было слышать такие слова. Она начинает ощущать себя «второй», да еще неким «приложением» к своему мужу. И с этого момента начинается ее борьба за первенство. Ей хочется чем-то выделиться, как-то себя проявить, что толкает ее на некие поиски в Едемском саду, а тут еще такое предложение от змея – обрести свое превосходство, познав нечто большее и лучшее. Одна только проблема – в этом ей придется ослушаться Бога.

Нельзя не упомянуть, что те же самые чувства кипят во многих женщинах и по сей день. Яркий пример тому – женская эмансипация. Жены сегодня не хотят оставаться «за» мужем, а норовят вырваться вперед, проявить себя и показать, на что они способны. Но, как и в те времена, так и сейчас, нежелание подчиняться и иметь права наравне с мужчиной, а на самом деле, быть впереди него, приводит женщину к единственному результату – греху, а вместе с ним к состоянию внутренней духовной нестабильности и опустошенности, что в конечном итоге вынуждает ее обращаться за поддержкой к мужчине.


Возвращаясь, однако, к состоянию до грехопадения, до прискорбного соблазна, которому поддались Святые Прародители, следует заметить, что райская семья это первая Церковь. Почитающая Бога семья и Церковь это синонимы, ибо другой Церкви человечество тогда не имело, а христианская Церковь есть простое продолжение Церкви райской. Причем продолжение в такой плотской и сугубо не символической мере, что новый Адам, Христос, просто заменяет умершего Адама ветхого (1 Кор. 15, 22). Отсюда все, что связано с браком, в Писании относится к Церкви и наоборот.

Святитель Григорий Богослов: «Супружество более привязывает к Богу, потому что имеет больше побуждений обращаться к Нему... Кто обязан заботиться о милой супруге и детях, тот рассекает более обширное море жизни, ему нужна большая помощь Божия, и он сам взаимно более любит Бога». А в Писании - "Женщина спасается чадородием" (1 Тим. 2, 15)

Так вот... получается, что семья (жена и ребенок) это мысль мужа о себе самом и животворящее начало. А принадлежность всякой удачной мысли и основанного на ней действия защищена копирайтом:)

И ведь на самом деле это так. Жена это рефлексия, мысль, дух брака. Во всех традиционных культурах жена постоянно отражает мужа, показывает ему, что он есть и чего в духовном и социальном смысле стоит (при этом собственностью быть не переставая). Жена и живой укор (совесть), и главный объект приложение всех сил мужа-отца - телесных, душевных, духовных. Жена и любит, и благодарит, и ругает, и отлучает, и бьет. Люди грешны. Собственного "социального тела" у женщины в традиционных обществах нет, зато у нее есть "социальное тело" ее мужа. Но все-таки именно муж - законоучитель. "Учи жену страху Божию, и все потечет к тебе, как из источника, и дом твой будет исполнен многими благами" (Свт.Иоанн Златоуст)

Ну и последний кинжал в спину "православного" и "общинного" феминизма:) Люди, как видим мы из церковной традиции почитания святых (в частности, иконографической) отнюдь не спасаются андрогинами. И в обожении преестественном, т.е. в преображении человеческого естества, женщина остается женщиной, а не становится мужем. Божия Матерь - женщина, Христос - мужчина. Почему же мы спасаемся в наших (преображенных) телах и остаемся человеками, женщинами и мужчинами? Потому, вероятно, почему и Святой Дух остается там же Святым Духом, а не превращается в безначального Отца.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 127 comments