Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Categories:

Свобода от иллюзий

Помню, когда я почти двадцать лет назад вернулся из армии, мое сознание работало в режиме переноса - каждого из людей, которого я в обычной жизни знал или встречал, я мысленно перемещал в места своей службы и очень ясно представлял его себе там.

А служил я в месте не самом беззаботном. Это был маленький заброшенный железнодорожный поселок в 80-ти километрах от Тынды. БАМ. Вода была привозная, ее давали на час два раза в день. Еды почти не было совсем, она разворовывалась прапорщиками и иными посредниками еще на пути в часть, а то, что приходило, было испорченным. Зимою ночью в казармах было +5- -5, на улице -50. Ноги большинства солдат покрывали "бамовские розочки" - особые кровоточащие язвы размером с детский кулак и с характерными "лепестками", которые встречаются только там. Они за день работы намертво присыхали к портянкам и раздеваться было непросто - многие спали прямо в портянках, а зимою - под тремя шинелями, лютый холод пронизывал и во сне насквозь.

Люди в таких условиях как-то сразу теряли все те десять-двадцать масок, что они носят в привычной среде - очень быстро становилось ясно, кто чего стоит как человек. После одной ночи разгрузки вагона с мерзлым углем ты узнавал близкого лучше, чем мог бы это сделать за двадцать лет. Чувствительность и понимание людей в тяжелых условиях обостряется, эта простая истина ни для кого не секрет.

Самое, однако, интересное заключается в том, что эта чувствительность еще некоторое время после прекращения испытания продолжает в тебе жить. Вернувшись в Москву после службы (8 суток на поезде) я был потрясен - у меня было такое чувство, что я как-будто бы попал из мира людей в театр теней. Помню, что я тогда был как ребенок, который своим воображением постоянно переносит себя и других в иные миры... Каждого встречного, и даже ближайших друзей, которых я знал до этого пять-десять лет, я представлял себе там. Представлял ясно. Понимал, как тот или иной человек будет вести себя в тех или иных условиях БАМа в деталях и до мелочей.

И, необходимо заметить, после службы со многими своими близкими в Москве я отношения укрепил, понимая, что недооценивал их раньше, а с другими, напротив, их прекратил. В этом смысле армия, даже и такая вот советская, действительно была "школой жизни" - теперь я ясно понимал, от какого типа людей лучше держаться подальше, а с кем, напротив, дружбу крепить.

Однако сейчас, 20 лет спустя, мне мои мальчишеские армейские и пост армейские открытия кажутся сущей ерундой. Впрочем, и теперь я тоже стараюсь глядеть на людей по-детски, но мысленно помещаю их не в казарму, а... в 19-ый век, что для современного массового сознания почти одно и тоже:)

Это время, равно как и все предшествовавшие отеческие века, было, без сомнения, временем более суровым, чем нынешнее общество зрелищ, но не это главное - ведь в РИ были свои привычные социальные роли, свое исповедничество и свой же конформизм, обыкновенная честь и не менее обыкновенное предательство, свой рутинный уклад - люди одинаковы во все времена. Однако то главное, что все-таки отличает огромную христианскую историю от молодой постхристианской - умершая эпоха была временем протяженности рода и ВЛАСТИ ОТЦОВ. Человеческая жизнь все еще рассматривалась не отдельно, но в контексте жизни предшественников и потомков - и в этом смысле ответственность за греховное и дурное, вместе с позором, неизмеримо возрастала, так как ложилась не только на тебя самого, но и на весь род, а спрятать ее от людей было просто нельзя. В более же общем смысле - противоречие отцам и не почитание отцов (как Святых, так и земных) являлось не просто "личным грехом", но социальным преступлением, в некотором смысле подобном советскому антикульту "предательства Родины". Только в христианских отеческих мирах изгои в общем и целом предавали не неведомый им языческий культ "Родины-Матери", как отрицательные герои в СССР, а Отечество - отцов родов (царя и глав местных родов - русскую аристократию), отца земного по плоти, Святых Отцов и Небесного Отца.

В современном театре абсурда, коим является наш лучший из миров, все еще видны то там, то здесь уцелевшие остатки тех, кого еще можно по старой памяти отцами называть. Хотя отеческий мир как социальное явление, разумеется, стремительно вымирает. И, напротив, очень ясно видно тех, кто сидел бы при власти отцов в тюрьмах, торговал бы телом в ямах, воровал бы, лжесвидетельствовал, сутяжничал с ближними, восставал на добрых христиан, плел бы интриги или иначе проявлял себя и свой род. Эти люди - герои светских хроник или относительно социально/церковно успешные карьеристы в наши времена. Но при отеческой власти, в общем и целом, несмотря на то, что бывало по всякому, их именами чаще всего пугали бы детишек, а в худшем про них вообще никто бы и не знал.

Говорю это без всякой идеализации христианской истории - в ней, разумеется, было немало отрицательных образов и лиц. Чего вот только не было в принципе, как явления - десятков миллионов учительствующих, управляющих и равноправных с мужчинами женщин, господствующих в финансовой и медийной сферах выходцев из богоотверженных народов, "народной власти" выбранных кухарками "депутатов", т.е. образа для подражания и симпатии "среднего человека", иными словами обыкновенной низменности и посредственности. Не было в христианских мирах и потребляющих зрелища - индустрию спорта и порно - миллиардных масс, состоящих по сути из якобы "свободных" деклассированных социальных низов. Эти силы, "освободившись" и эмансипировавшись, сообща и построили современный нам "свободный мир", попутно уничтожив мир христианский во всех его проявлениях и областях.

Что ж. Социальная свобода и общественная солидарность - разумеется, двигатель духовного прогресса, способ освобождения от страстей и мерило нравственных и аскетических начал. И современному массовому духовному потребителю надлежит ныне использовать добытую в муках великих социальных революций и Второй Мировой "свободу" для жизни и спасения души. А его кормчим с нетрадиционными для христианских миров родословными направлять в нужную сторону присущую всякому человеку, даже и современному, веру в Бога и созидательную энергию масс.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments