Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Categories:

Какие они милые

В сети, оказывается, есть личный блог Зураба Церетели. И вот что пишет там, как-будто оправдываясь, этот замечательный художник и человек.

Наверное сейчас кажется, что есть больше возможностей для свободного творчества, чем в советское время. Даже просто процитировать запрещённого Пастернака в советское время - значило рисковать биографией.
А ведь в моей колонне - памятнике так называемой языковой дружбы (на Тишинской площади, недалеко от Белорусского вокзала) - с вязью из букв арамейского, грузинского, славянского алфавитов - поэтические строчки Пастернака отлиты в металле. Тогда - в расцвет застоя ! - это имя не упоминалось, и строчки Бориса Леонидовича лично вычеркнул Михаил Суслов. Помните такого ? Страшный человек ! Он отвечал в ЦК КПСС за идеологию, и спорить с ним было опасно.
Но мне очень хотелось, чтобы народ прочитал прекрасные стихи Пастернака , и я проявил своеволие: заранее заготовил плиту с отлитыми на ней поэтическими строчками и стал ждать. Когда мне сообщили , что комиссия, которая должна была принимать памятник, выехала из Кремля, я отдал команду приварить плиту. Прораб Быченков, понятия не имевший кто такой Пастернак и почему его запретили, все сделал. Так памятник и утвердили.
Было понятно, что рисковали всем!
Таких шуток не прощали.
Но я всегда , даже в Советское время, делал так , как считал нужным, принципам не изменял.


Честно говоря, я пролил слезу. Сейчас уже мало кто, вероятно, оценит юмор. Все дело в том, что вся "подцензурность" Пастернака, которого, кстати сказать, в застой-таки издавали, заключалась в том же, в чем и "подцензурность" фигуры Сталина в брежневское время. Сталин был кумиром Пастернака, а Пастернак был для Сталина "небожителем". Они любили друг друга, это исторический и множество раз описанный в литературе факт. До самой смерти Сталина поэт, писавший в честь Сталина возвышенные оды, несмоторя на все обычные для советских литераторов перипетии, был в неприкосновенности и милости. И если "гражданская смелость" Церетели заключалась в том, что он не побоялся тиснуть на памятнике стихи любимчика Сталина, то он, конечно, свободный, очень свободный человек:) Надо бы ему предложить, пусть повторит, что ли, свой гражданский подвиг - отпечатает где-нибудь на новом памятнике в Москве стихи раннего Сталина. Ведь тот тоже был поэт.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments