Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Category:

Что отличает нас от них:

World Orthodoxy от Истинной Церкви?

Вероятно, прежде всего то, что мы исповедуем две разные формы "экуменизма" - они ту, которая позволяет им называть Римо-католиков "Сестрой-Церковью" и "Бога" талмудических ягвистов" - "Богом христиан", сослужить с латинянами и даже причащать их на уровне мирян и духовенства, молиться с волшебницами из Кореи, освещать языческие статуи и пр.... ну а наш "экуменизм" выражается в том, что мы полагаем возможным сохранение спасительной Благодати Христовой не только в том месте, где мы в данный момент приобщаемся Святых Христовых Тайн, но и у других групп истинно православных христиан (конечно, только у тех, кто обладает законным апостольским преемством и блюдет свою ограду от распространения современных учений), с которыми по тем или иным причинам у нас нет пока молитвенного и евхаристического общения.

Наша разделенность не уникальна - во времена арианской смуты, которую Церковь изживала много веков, бывали периоды, когда православные Епископы существовали совсем в малом числе и, часто, не имели между собою общения, так как были внимательны к Вере и опасались весьма распространенного в те времена "полуаринства" и его оттенков. Для вступления в общение им необходимо было исследование Веры и происхождения тех, с которыми они собирались соединяться, а выяснение каких-либо обстоятельств это всегда процесс. Который, конечно, всегда заканчивался воссоединением Православных.

Но что же все-таки отличает нас от World Orthodoxy по существу? В чем - главное отличии? Ведь многие могут сказать, что сергианство и экуменизм стремительно сходят на нет, излечиваются и другие недуги?

Оставляя в стороне вопрос о *происхождении* этих излечивающихся, на который даже самое бурное возрождение не может дать ответа (ибо недостаточно вдруг прекратить безобразия и начать право верить, нужно еще в безобразиях вообще-то и покаяться, и, затем, главное, законное преемство от тех, кто оставался Православными, получить) скажем вот что:

Принципиальное отличие их от нас заключается, помимо вышеперечисленного, в серьезных отличиях в эсхатологической перспективе. Нет, конечно, мы не верим в то, что завтра конец света, хотя каждый христианин должен проживать свой день как последний. Сроки знает только Господь. Но мы видим, что с миром, в котором мы прожили как господствуюшая Церковь тысячу лет (за небольшими перерывами в виде гонений от еретиков-императоров) ныне происходит нечто принципиально новое. Православная Империя рухнула, отъят от среды Удерживающий, и мы все вернулись в доконстантиновские времена. Это, безусловно не означает, что мы должны отменить монастыри, мирские приходы и вернуться в пахомиевы общины, как предлагают иные не правомыслящие. Это лишь означает, что мы не можем более жить так, как мы жили в имперские времена.

Многие скажут на это, что сие произошло в 20-м веке только с Россией, ведь Византия пала значительно раньше, и будут указывать на период туркократии в Греции. На тот самый период, когда христиане занимали в рамках Османской Империи господствущее положение в турецкой политической элите - были дипломатами, военными, советниками, инженерами. На тот самый период, когда все еще была русская Православная Империя во главе с Помазанником, и ее войска могли подойти, как в середине 19-ого века, к стенам Константинополя, и туркам необходимо было с этим считаться. В тот самый период, когда сохранялась возможность восстановления единого религиозно-политического пространства всего православного мира.

Вероятно, все-таки не нужно объяснять разницу между тем, что было "тогда", и тем, что есть "сейчас".

Новый Мир наступил стремительно и, для некоторых, неожиданно, хотя пророчества о его наступлении появились давно. Никогда национальные власти не требовали от своих Церквей толератности по отношению друг к другу (что и есть, в общем-то, современная основа экуменизма, которая кроется не столько в ложной экклесиологии, сколько в новом сервилизме - сергианстве) Именно новый тип мирового сервилизма открывает двери к единой религии антихриста, за которой будущее. Его отличии от московского (10-11 вв) и поствизантийского (16-19) заключается в том, что если татары и турки лишь брали подати и требовали у христиан признания своей власти и гражданской по отношению к ней лояльности, то нынешние Власти ласково, но упорно добиваются неизмеримо большего - и это-то большее и есть то самое, о чем написано в пророчествах о последних временах.

Как любвеобилен был, судя по письмам и мемуарным свидетельствам, г.Тучков. Как он входил в положение, как понимающе кивал, как выдвигал встречные заинтересованные предложения, как опускались у него руки, когда он "вынужден был сообщать" Св.Патриарху о новых, сугубо "церковно-реформистских" требованиях Власти в связи с "настоятельной необходимости борьбы с контрреволюцией". Его коллеги-массоны со свободного Запада с православными Греции были не менее обходительны (хотя и менее жестоки). А экуменическая программа в Энциклике 1920 г. Вселенского Патриарха предшествовала введению Нового Стиля (посему и принимался он в Элладской Церкви в ее контексте, а вовсе не как "изменение обряда". Именно экуменизм, как и в 16 веке, был основным содержанием намерений тех, кто защищал папский календарь. Именно ввиду опасности экуменизма К-польские Соборы 16 века накладывают анафему не только на тех, кто выступает против неподвижной Пасхалии, но и на тех, кто изменяет месяцеслов - и дело не в Петровом Посте даже, который вообщее есть как общецерковное установление дело достаточно позднее, а в реальной экуменической опасности периода, предшествовавего Флорентийской Унии и последовавшего за ней)

Не в этой ли разнице между прежними формами гонений на православных и нынешним, принципиально новым периодом, открытым отъятием от среды Удерживающего в России и его казни в открывшейся Тайне Беззакония Октября, кроется подлинная, онтологическая причина анафематствования Собором РПЦ советской власти? Конечно, Советская Власть выражала гуманистический дух Нового Времени наиболее радикально и, как и всякая радикальная формация, не смогла долго просуществовать. Но и не только в России, а и по всюду в мире, традиционные общества в 20-м веке были полностью истреблены, и их заменили собой либо либеральные демократии, либо демократии народнические и коммунистические (при том, конечно, что демократиями все эти режимы можно называть лишь весьма условно). Фактически, торжество Советской Власти в России явилось авангардом всех новейших и весьма скорых новых мировых тенденций и перемен.

Одно из главных наших отличий от World Orthodoxy заключается в том, что Мiровое Православие как бы делает вид, что по-прежнему существует в Империи и сохраняют весь внешний антураж "Патриархатов" и "Поместных Церквей", наполненный, впрочем, Новым Миром собственными заказами по оказанию ему различных религиозно-культурных услуг и, конечно, экуменизмом. А вот Истинная Церковь не делает вид, что живет в Империи. И консисторские правила, на которые любят ссылаться около современные церковные группы, оправдывая различные свои беззакония, уже не для нас. То, что было едва терпимо в Синодальной России, когда у тайны беззакония был еще Удерживающий и народ был православным, совершенно нетерпимо сейчас.

Поместные Церкви как особая форма бытия Церкви, возникающая строго при наличии *единства* Веры и Государственности, Поместные Церкви, которые и образовались в момент, когда Власть превратилась из языческой в Православную, ушли в прошлое за истощением как таковой православной государственности и православных "мест". Ложные "Поместные Церкви", стремящиеся жить ныне так же, как их предшественники, напитываются ядом Нового Мира от тех, с кем они вступают в свою противоестественную "симфонию", апеллируя к полуторатысячелетней истории отношений Православной Церкви и Православного Государства, которого более нет.

Подлинные Поместные Церкви могут, тем не менее, возродиться на короткий срок перед концом. Но это будет уже совершенно другая история. Да и не очень существенная для подлинной православной Церкви, потому что Она может существовать в различных внешних формах в разные времена.

Спаси Христос
Антоний
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments