Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Category:

Генеалогическая машина традиционного общества

О том, как работал этот отлаженный селекционный социальный механизм в Российской Империи и странах Европы я впервые задумался в возрасте 10 лет в 1979 году, просматривая дореволюционные фотографии с прекрасными глазами и лицами из бабушкиного альбома. Даже не с лицами, а с ликами, настолько они меня поразили, настолько они были всему, что меня окружало тогда в СССР, чужды.

Игра на повышение трудна и занимает века, идет в поколениях, а результаты ее сказываются лишь на потомстве. Почти сразу по мере чтения дореволюционных книг из бабушкиного книжного шкафа мне стало ясно, в чем она состояла. Благородные служения постепенно формируют благородные манеры, благородные устремления и благородные черты лиц. Жизнь решивших играть на повышение с точки зрения мужиков это ад и фашизм. Нельзя выглядеть небрежно или неопрятно, нельзя лгать, нельзя воровать, нельзя богохульствовать, нельзя иметь долги, нельзя не жертвовать средства на благородные начинания, нельзя пить в мужичарнях и спариваться с кем попало, не говоря уж про то, что нельзя изменять супруге. Нельзя не держать своего слова, нельзя не иметь научных интересов и не приносить свой бескорыстный вклад в человеческие науки, нельзя не рисовать, нельзя не ходить на службы в храм, нельзя жениться на крестьянке, цыганке или представительнице жестоковыйного племени, нельзя заниматься только бизнесом, нельзя отказывать в милостыне, нельзя есть в три горла, тем более по средам и пятницам, и постом, нельзя спать в жарко отапливаемом помещении, нельзя смеяться (хотя можно улыбаться), нельзя не знать языков, нельзя не играть на музыкальном инструменте, нельзя не читать Св.Писание и умные книги, нельзя хамить, нельзя не предоставлять больным и убогим свой кров, нельзя не писать писем и стихов, нельзя не бывать в художественных галереях и на концертах академической музыки, нельзя не проливать свою кровь когда отечество в опасности, нельзя не принимать критику от близких, нельзя ходить или сидеть сгорбившись, нельзя сквернословить, нельзя держать на людей обиду, хотя нельзя и сносить намеренное оскорбление от равных и высших, можно только от низших. Нельзя не философствовать и не искать метафизические основы бытия. В сущности, людям нельзя ничего из того, что мужикам можно, нельзя всю жизнь, а духовная, культурная и гуманитарная, а так же физическая, нагрузка, напротив, огромна. И нагрузка эта на человека в течении жизни только возрастает, ибо человек так устроен, что не может балансировать на одной точке, его жизнь это либо движение вверх, либо движение вниз.

Зримые результаты видны уже по внукам, недаром люди больше всех на свете любят именно их.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments