Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Categories:

Жизнь петербуржцев из доброй семьи в 1941-1942 гг

"Толкователь. Начал читать книгу Риммы Нератовой «В дни войны». Это рассказ о жизни семьи высшей интеллигенции в 1941-42 годах в Ленинграде, затем в эвакуации, потом на Западе. В 1941-м ей было 19 лет, студентка мединститута.

Её отец Кошкин – белый офицер у Колчака. Прощён советской властью. В СССР дорос до профессора и доктора экономических наук (для своего времени – хороший специалист по инфляции советского рубля). Избежал репрессий 1930-х. Семья зажиточная – большая квартира в центре Ленинграда, большая дача, домработницы.
Эвакуировались в марте 1942 года на Минводы. Дождались там немцев, перешли к ним. Отец – глава финсектора в нескольких оккупированных городах, потом в КОНР у Власова. Римма пошла работать художником в Минпропаганды Третьего Рейха, рисовала антисоветские плакаты. После окончания ВМВ семья ушла к американцам. Папа был в НТС, потом при ЦРУ (взял фамилию Курганов). Одним из первых подсчитывал демографические потери СССР в войне. Римма в США бросила медицину и стала рисовать иконы и участвовать в жизни РПЦЗ.

Римма тоже, как и многие интеллигенты в то время, описывает в начале книги, как её среда летом 1941-го ждала прихода немцев:
«И мы с сестрой тоже шли по Невскому, вслед за выглядевшей праздничной толпой, из Пассажа, где мы делали покупки. И кого только мы не встречали - и знакомых, и малознакомых - и все друг друга приветствовали почти одинаковым, доверительным восклицанием: «И вы остались в Ленинграде?» Встретила студентку однокурсницу, дочь известного хирурга Александрова. Мы не были близки раньше, только здоровались, а тут она подбежала ко мне с сияющим лицом, очень красивая стройная девушка: «Вы тоже остались? Папа говорит, что немцы Петербург бомбить не будут, а возьмут его неповреждённым!» Этому верили многие тогда, и даже злорадствовали, когда немцы стали бомбить Москву: «Знают, где враги засели, так им и надо! Нас немцы не тронут, мы петербуржцы!»


Очень созвучно письмам моей санкт-петербургской родни военного периода. И вообще соответствует типичным биографиям культурных людей, оставшихся по тем или иным причинам после 1917 года в Отечестве.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments