Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Category:

Красота это Бог....

...и создаёт ее только Бог, а так же редкие люди, наделённые от Бога безупречным эстетическим чувством. Красота бессмысленна с точки зрения прагматики безликого человека массового общества, но является одной из нескольких фундаментальных ценностей, за которую культурные люди без рассуждений отдают свои жизни, в числе которых еще, пожалуй, лишь только честь (семейная наследуемая этика), обязательства (клятвы) и религия. "Красота ускользает" и не даётся легко даже великим дарованиям. Земной расплатой за великие музыкальные произведения и объекты изобразительного искусства очень часто являлась бедность, "сумасшествие" и преждевременная смерть их создателей. Так же следует заметить, что "рынок красоты", то есть вторичный рынок произведений искусства, не подчиняется основным экономическим законам. Цены на нем колоссальные, при этом качественно написанные копии великих картин стоят в десятки тысяч раз дешевле оригиналов, хотя отличаются от оригиналов по "потребительским свойствам" не больше чем одна копия Windows от другой копии Windows. Это, в свою очередь, означает, что рынок красоты иррационален и причины его высочайших цен состоят не в невозможности получить скопированную красоту за приемлемые деньги. Миллионы, которые платят богатые буржуа и крупные банки за произведения искусства, не объяснимы ничем кроме вполне мистического желания покупателей прикоснуться не к красоте даже (ибо тщательно скопированная красота стоит, как было сказано выше, многократно дешевле), а к личности создателя красоты. Буржуазия, как переходный социал-антропологический тип от мужика к человеку, чувствует свою антропологическую ущербность, однако, в отличии от мужиков, часть буржуа заботит их реноме в культурной страте общества. До революции в России богатейшие промышленники-миллионщики часто являлись художественными филантропами и заключали невыгодные для себя браки с женщинами из обедневшего потомственного российского дворянства с целью простого прикосновения к тому, что для них самих, несмотря на все их капиталы, было абсолютно недоступно, однако становилось хорошей инвестицией в собственное потомство. Ведь дети от таких браков были красивее и умнее, здоровее и целеустремленнее в помыслах, и занимали лучшее положение в Обществе, чем дети купцов- миллионщиков от купчих, т.е. представительниц их собственного сословия. Это похоже на нынешний интерес египетских и турецких мужчин к рынку русских народно-трудовых невест, которые рассматриваются последними как "отбеливающие" инвестиции в потомство и социальный престиж - у обеих этих наций чуть более светлый оттенок кожи гарантирует весомый социальный капитал, а так же благословение Божие. И они в этом не одиноки - точно такие же взгляды бытуют и в Тайланде, и в Индии. И если для русских купцов Первой Гильдии были важны правильные черты лица и древняя генеалогия, гарантирующая минимальный набор ценных и редких человеческих качеств, то народно-трудовые североафриканцы и азиаты 21 века по бедности довольствуются хотя бы более светлым оттенком кожи.

Оригинальная авторская красота всегда стоит дороже уродства по причинам "тяги к прекрасному" современного класса состоятельных людей, разбогатевших преимущественно на торговле, однако в случае промышленного дизайна красота стоит не в десятки тысяч раз дороже, как на художественном рынке, а "всего лишь" в 2-3. Чем же объясняется, например, переплата даже в два-три раза за по-настоящему красивые автомобили? Тем, что хоть сколь-нибудь красивых, апеллирующих к различным пластам культурных контекстов и сделанных "с душой" автомобилей с точки зрения болезненно обостренного эстетического чувства автора этих строк всего две модели из десятков тысяч, разработанных в 20-21 столетии. Бывший до прошлого года в нашем семейном пользовании Pt Cruiser




и New Beetle.



Вроде бы простейший, лишь чуточку отредактированный немецко-фашистский дизайн оригинального народного Жука родом из Третьего Рейха, никаких особых изысков, но это гениальная и очень трудозатратная в разработке простота, простота кажущаяся, простота золотого сечения. На всем вторичном автомобильном рынке России доступно на настоящий момент лишь 60 таких подержанных авто, из них 11 в Москве. Стоимость полностью убитого 20-летнего Жука 2000 года выпуска достигает 400-500 тысяч, а десятилетний стоит от миллиона и выше, то есть больше новых машин аналогичного класса. Новыми, кстати, их купить нельзя, ибо производство было свернуто много лет назад, после насыщения ими рынка.

По эксплутационным качеством обе эти машины относятся к эконом-классу и у них масса грубейших недостатков, при этом по стоимости они находятся у верхней границы среднего класса, так как сделаны и не для нищих, и не для богатеев, а для американской и европейской интеллигенции, креативного класса. Разработка их дизайна велась ведущими автомобильными дизайнерами многие годы и стоила гигантам международного автопрома десятикратно дороже стоимости разработки двигателей, ходовой и внутреннего конструктива.

Поэтому они и стоят как минимум вдвое дороже аналогичных по эксплутационным характеристикам авто других моделей. Скажем, New Beetle конструкционно это Гольф 4, и все детали от него подходят битлу, то есть и создавать ничего кроме дизайна было практически не нужно.

Наш семейный Крузер пал жертвой моей экономии на ремонтах и общей старости, а так же недолговечности американских авто в прошлом году. На замену ему я хотел приобрести десятилетнего битла на вторичном рынке, но катастрофически не хватало средств, ибо он и десятилетний стоит дороже совершенно новых машин абсолютно аналогичного класса. Такова цена красоты, которая "требует жертв".

Разумеется, он стоил бы дешевле если бы рынок в значительной мере состоял из людей, которым небезразлична красота, да и вообще красивых авто было бы отнюдь не две модели за всю вторую половину 20 и начало 21 века. Однако в наше время массовый покупатель не обременен чувством прекрасного и предпочитает то, к чему привыкла его в третьем поколении городская семья, то есть безвкусицу и уродство, Поэтому по-настоящему красивый промышленный дизайн, равно как и дизайн архитектурный, в реалиях начала 21 века редкая даже для могущих его себе позволить птица. В частности, PT Cruiser большинство новых горожан считает не только неоправданно дорогой, что имеет хоть какой-то смысл, но и.уродливой, недостаточно красивой машиной. "Красивы" для него "бехи-трехи", брутальные мужицкие БМВ, чудовищно уродливые "кашкаи" и безликие форды-фокусы и "мерины", то есть творения колбасников от промышленного дизайна, рассчитанные на массовый вкус современных потребителей. Все логично - уроды массового общества любят или безликость или явное уродство. И только самые состоятельные из уродов не полагаются на свои собственные эстетические пристрастия, да и то лишь в случае, когда стоит редкая для уродов задача сблизиться с культурной стратой общества. "Встречают по одежке". Кашкаи навсегда закрывают двери в приличные семьи и "лучшие дома", а битлы и крузеры их приоткрывают хотя бы на время.

Массовое общество, насильственно установленное в таких странах как Россия и Китай через уголовные экспроприации и многомиллионные убийства, а в европейских государствах через частичную передачу власти обманным путем от потомственного культурного сословия к презираемому в христианских цивилизациях финансовому олигархату, повинно не только в явной правовой уголовщине от самых своих основ, но и в катастрофическом умалении красоты в этом и так не слишком добром и красивом мире.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments