Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Category:

Быль про двух по-разному повернутых к Богу русских мужиков

Премилая история, которую я сегодня расскажу своим родным и близким, произошла ровно двадцать лет назад в нашем пристанище на Б.Николопесковском, что почти напротив здания с рыцарями и вахтанговского театра в старой Москве. Пришли как-то в гости к нам на чай с конфетами двое молодых и приземистых русских мужиков. Оба подавали литературно-философские надежды, но только у одного было человеческое имя. Первого звали прям совсем вот по-крестьянски Егор Холмогоров, а другого более благородно, на человеческий манер Константин Крылов.

Поговорил я с ними о необходимости издания консервативного толстого русского журнала (два номера которого я и правда потом издал), а на прощание задал им вопросы об их личном уповании-исповедании. Один оказался православным, другой зороастрийцем. Как же вы умудряетесь сотрудничать имея такую разную веру, спросил их я? Они в это время оба стояли в центре моей гостиной и смущенно, не зная что ответить, смотрели снизу вверх на меня. И мне как вежливому хозяину пришлось искать выход из положения, облегчая возникшее напряжение, которое я сам же и создал. "Вы что, по-разному слегка повернуты к Абсолюту?", задал единственно возможный в этой ситуации вопрос я. Лица молодых русских мыслителей просветлели и они радостно закивали. "Да, да!" Но самое большое эстетическое наслаждение я получил от их моторной реакции - они и правда, кивая головами, начали как-будто синхронно полуоборачиваться друг к другу спинами. Мол, мы единомышленники и союзники, просто повернуты по-разному, да. И эту картинку поворачивающихся друг к другу спинами крепких русских философов-мыслителей на излете русского модерна я не забуду никогда.

Однако есть у этой истории и этическое измерение, и важная мораль. Крылов, будучи зороастрийцем, но обладая человеческим именем, в личных отношениях и в политике оказался гораздо порядочнее своего православного партнера, мужепеса-землепахаря по имени ("Егор" из древнегреческого Γεώργιος, от γεωργός «земледелец», в России оно было сугубо крестьянским, представители благородных русских фамилий никогда не брали его). Последний уже через год, когда стали хорошо платить за сталинизм, человеческое сообщество покинул и, устремившись к черепаховому супу для настоящих патриотов возрождающегося во славе солярно-чекистского путинского отечества, всех вокруг и свои прежние идеалы предал, а затем и конфессию поменял. Земледельцы устроены просто и сеют семена тех растений, которые в настоящий момент востребованы рынком - вчера это мог быть антикоммунизм, а сегодня лютый сталинизм. Главное для земледельца - его сытое брюхо, остальное мало волнует пахаря-мужика. Имя оказалось значительнее исповедания и это важный факт моих эмпирических наблюдений. А позже я узнал, что давший Егору его простонародное крестьянское имя родитель является... известным исполнителем цыганских песен. Мужичество-скоморошество и цыганство в России нашей Вечной навеки кровными узами спаяны, а русская вселенная исполнена таких милых "шуток". Где мужик - там цыган, там же и медведь)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments