November 8th, 2020

Москва 2015

К годовщине Bürgerbräu-Putsch

В декабре 1989 года я впервые смог выехать в Европу и, конечно, это сразу был Мюнхен, и сразу Левенбройкеллер на Штигльмайерплац, на углу Нимфенбургер и Дахауэрштрассе. Из холодной обшарпанной красной советской Москвы в город-сказку в сердце Баварии. Я пил свое баварское из огромных стеклянных кружек 1930-х годов, смотрел на тронутые временем дубовые столы и с нежностью и благодарностью думал о том, что бывавшие здесь некогда люди сумели путем максимального самоотречения причинить максимально возможный ущерб тому зверочеловечеству, что осталось на Родине за границей в Бресте, будучи крайне ограничены в ресурсах, а численно пребывая в троекратном меньшинстве. Они нанесли такой силы удар Зверю, от которого Зверь так никогда и не оправился и, спустя несколько десятилетий, издох. Будучи монархистом, я не симпатизировал никаким партиям, однако эпическая битва объединенной Европы против СССР середины XX века это не про идеологии и партии, но про последний бой христианской грекоримской европейской цивилизации против богоборцев и варваров модерна, бой людей и человекоподобных существ, отказавшихся от Образа и Подобия, только и всего.

Я прижимался щекой к барной стойке, гладил руками тяжелые столы, слезы текли по моему лицу. Попросил официанта продать мне на память кружку, за десять лишних марок ее включили в мой счет.
Москва 2015

К текущему в США

Ну, во всяком случае, победил католик, утверждающий, что внимательно смотрел Путину в глаза и не нашел в них души. Я тоже думаю, что богосотворенной человеческой души у вечного президента РФ нет, а я есть душа внука повара, сына слесаря, воспитанника бандитов, качалки и питерских подворотен, душа кэгэбэшника, душа новорусского круглоголового ворюги-ничтожества, а так же душа потомка обезьяны, т.е. душа смертная и животная. И обращения он заслуживает как вороватая и прячущая страх разоблачения за бравадой и гонором словесная советская обезьяна. Путин мелок, смешон и уголовен, как и все его избиратели. Хотя он, конечно смышленое и способное к обучению животное - но это и все.
Москва 2015

Кризис нормальности

За что все творческие, неравнодушные, ученые, живущие в прошлом и будущем, рожденные от блага и для блага люди должны благодарить коронавирус наш воздушный, так это за ковидную психотизацию масс. В 2020 году от Р.Х. как-то вдруг выяснилось, что казавшиеся серыми и обыденными толпы народа не только глубоко порочны, но и не способны на элементарные разумные действия. Что ненормальны не только подверженные психотизации массы, но и их же психопатические правительства. Что, несмотря на все успехи науки, что именно делать и как именно делать во время эпидемии решают не ученые и философы, но одиознейшие организации массового общества вроде ВОЗ, а так же некомпетентные политики с опорой на ожидания и намерения совершенно уж диких-суеверных масс.

Этим самым массам и их политикам весь XX век казалось, что они всегда могут ответить "да" или "нет" практически по любому вопросу, но тут они столкнулись с новым (а что, кстати, в респираторных заболеваниях нового-то?) и вот уже кризис, а культуры и след пропал. Никто никому не верит и все, одновременно, верят в любую невозможную чепуху. Практически во всех аспектах жизни и бытия исчезла возможность для анализа и прогноза, никто не знает что готовит завтрашний день. Так, через кризис доверия и горизонт неопределенности, одна большая эпоха обыкновенно сменяется другой.

Нелегко, конечно, любое время перемен, однако радует банкротство варварской эпохи, именуемой Новейшим Временем, ибо только у варваров из родоплеменных общин бытовала прежде XX века пещерная демократия - истинное первобытное равенство перед Законом Пещеры всех ее обитателей, всех низких волосатых гоминидных лбов. Культура начинается с неравенства. Равны либо обезьяны в пещере, либо дети в детсаде, либо избиратели массовых обществ XX века, последовательно избирающих таких же как они сами серых посредственностей, дабы слепые вели слепых (Мф. 15:14). И слава Богу, что время нового пещерно-эгалитарного человечества уходит или почти уже ушло.

Москва 2015

Ходил тут в "Пятерочку"

Без намордника, мне и так дышать трудно, одышка, застарелый кашель. Нарвался на облаву. Со всех ковид-диссидентов мордатые и в ладных намордниках дядечки полиционеры брали штраф 5000. Как смягчились нравы в Отечестве! А ведь я прекрасно помню времена, когда всем диссидентам без разбору давали пятерочку (дурки, поселения или чего посерьезнее), а не брали, и не рублей, а лет. Хотел на них благожелательно кашлянуть, с ними перемигнуться, мол, так держать, братишки, охраняйте от иностранного вируса Родину, и от всех ея ковид-врагов, но потом вспомнил что сам без намордника, а эти суровые двуногие и при исполнении мыслители шутки не поймут.