December 11th, 2019

51 год

Умеръ мужикъ въ кепкѣ

Понеже нынѣ о преставленiи р.Б. въ кепкѣ молится вся Россія - мои кондоленціи, дорогіе ​москвитяне​ и ​московиты​, мои кондоленціи.
51 год

Однажды тридцать лет назад

Добрым и теплым декабрьским вечером 1989 года я уезжал на поезде с московского вокзала в Мюнхен. Провожало меня десять человек, в багаже было двадцать современных картин авторства моих друзей и близких. Ничего антисоветского, просто абстракции и московский примитивизм. Таможенники в Бресте отняли их почти все, хотя на них были оформлены разрешения на вывоз. В глазах у этих таможенников ничего человеческого не было, а с картин смотрели живые люди, с глазами, какие бывают только у людей. Видимо, именно это и не понравилось работникам государственной границы. В СССР людей не любили, считали их в лучшем случае психами и "лечили". Человеческий взгляд уже сам по себе был основанием или для принудительного лечения, или поводом для избиения в подворотне, или причиной привода к милиционерам и особистам. Из живописи мне в Бресте оставили только абстракцию, а все картины с людьми и их чудесными, осмысленными и одухотворенными глазами забрали. Видимо, человеческое само по себе, без всякого политического подтекста, считалось антисоветским даже в позднем перестроечном СССР.
51 год

"Вон из класса, психопат! "

Эти слова я слышал три раза в неделю во всех своих девяти советских школах, на уроках истории и литературы, которые считались в СССР идеологическими предметами. Чем же я их заслуживал, что же я делал, чтобы прям так? Да ничего особенного. Меня вызывали к доске и когда речь заходила о Владимире Ильиче Ленине, которого к месту и не к месту цитировали и на уроках истории, и на уроках литературы, то я его называл так - "Вождь мирового пролетариата и всего прогрессивного человечества сифилитик Владимир Ильич Ульянов". Честное слово, никакими другими плохими словами я его не обзывал. Да и слово "сифилитик" не оскорбление. Ну, подумаешь, сифилитик - есть же еще астматики, гипертоники, шизофреники. Но за "сифилитика" мне доставалось всегда.

В 1992 году я встретил на улице свою толстенную бабу-историчку, директора моей последней школы на Плющихе в городе Москва. Посмотрев ей прямо в глаза я сказал ей: "Вон из жизни!" И тогда эта дородная, некогда всесильная бабища спрятала свои рыбьи глаза.

Что такое сифилис? Это скверна, а заболевают им когда оскверняют себя. А Ленин в СССР для всех моих соучеников и учителей был святым. И не просто "святым", а Живым Богом, которому ритуально поклонялись все московские школьники в Мавзолее, куда их в принудительном порядке отводили минимум три-четыре раза за десятилетку школьные московские учителя. Очень вежливо именуя его всеми его советскими титулами, но прибавляя в конце слово "сифилитик", я разбожествлял Живого Бога. К тому же я нисколечки фактически не говорил и слова неправды, он ведь и действительно был сифилитиком и умер от сифилиса, проникшего в мозг, что в СССР тщательно скрывалось. Они все были верующими в Вечноживого Ильича, а я с этим лжекультом боролся с пятого класса, поэтому они, не имея возможности меня как ребенка посадить, просто изгоняли меня, ненавидели меня, боялись меня и мучили моих родителей и меня. Психопат-социопат, говорите, ваш грешный всеми грехами мира кроме соучастия в советской лжерелигии Антоний? Ах, прости меня, Народ, прости Родина и Страна. Каков социум - таковы и мои патии, да. В бытовой своей жизни я "антилихентик в очочках", существо стеснительное, мягкое и мечтательное. Слушаю классическую музыку, любуюсь прекрасной человеческой живописью разных эпох, молюсь Господу Богу, читаю очень старую духовную и светскую литературу, воспитываю маленькую доченьку свою, живу себе тихонечко и никого не обижаю. Но когда я вижу или ощущаю в разных новых реинкарнациях и ипостасях советскую народность и живучий тутошний народ, его патриотические культы, предметы гордости и остатки советских верований, то моя рука сама тянется к топору, ибо с Народцем этим и его чудищами лысыми и носоролыми у меня всю жизнь священная религиозная война.