August 8th, 2019

2018

Воскрешеніе не ​святаго​ Антонія

Болѣлъ немощами тѣлесными и душевными, отключилъ посему ​всѣ​ каналы связи, не могъ уже въ концѣ и рукой пошевелить, затѣмъ вообще бредилъ, слышалъ пѣніе ангеловъ и демоновъ, чуть не попалъ на столъ хирурга, а потомъ вдругъ сталъ тихонечко и къ собственному изумленію поправляться. И даже уже немного хожу. Зачѣмъ-то вотъ опять я съ вами, мои дорогіе. Благодарю всѣхъ молившихся обо мнѣ, грѣшномъ.
2018

О главном навыке человека

Мы, люди, горазды приобретать компетенции в смежных с нашей основной областях знания. В наш век узких специалистов людей от мужиков можно отличать и по этому признаку. Пойдет, скажем, мужик учиться на литературоведа, им он и останется. Литературоведом до мозга костей. И не успокоется, сволочь, пока не убьет вас своим литературоведением крепкой советской школы. Других интересов у него и не будет совсем, жизнь его лишена интересов и общения людского. А пойдет человек учиться на инженера, так прочтет обязательный человеческий минимум, двадцать главных исторических трудов, двадцать философских, двадцать искусствоведческих, двадцать по теории музыки, двадцать по психиатрии и психологии, двадцать по классической филологии и теории языка, двадцать по естествознанию, двадцать по медицине, двадцать по математике, двадцать по религии, двадцать по теории права. Конечно, "двадцать" здесь цифра условная. Я всего лишь этими строчками хотел здесь сказать, что люди, как и в прежние прекрасные эпохи, отличаются универсальными интересами, а не замыкаются на своих профессиональных и узкоспециальных.

Широкий взгляд на мир через все доступные окна и увеличительные стекла отличает наш социально-антропологический вид, указывает на принадлежность к человеческому роду. Но наши смежные компетенции, как и основные узкоспециальные, конечно, не главное. Говоря о главном навыке человека мы должны с неизбежностью признать, что это навык духовно-медицинского самообслуживания, то есть навык умения ставить самому себе духовные и психосоматические диагнозы. Душа и тело человека - сложнейшие системы, дающие нам в руки тонкие инструменты познания реальности. Однако они же часто, работая с нарушениями, выступают в противоположном качестве - этого познания препятствиями. Люди учились бороться с этими девиациями души и тела столетиями, написали прекрасные аскетические, медицинские, психологические и психиатрические сочинения. И их нужно хорошо знать и прикладывать к себе каждый день и час, проверяя интеллектуальным инструментарием лучших из людей свою адекватность. Где человек - там рядом психолог, добрый друг из своих, врач или батюшка. Самокритичность, строгость к себе, постоянное сомнение в себе и в том, что та или иная твоя эмоциям или мысль на самом деле твоя собственная, а не извне неизвестными сущностями навязанная. Что уж говорить о гормональных эмоциях, эйфориях и депрессиях, о химии мозга? Познавать себя до гроба и не путать себя со "своими" естественными и противоестественными страстями и "своими" умственными блужданиями по древу - вот наш главный навык. А вот "мужик наш русский энциклопедии писать не горазд", как писал о мужике великий человеческий ученый муж и пророк Алексей Лосев. И в мерзости своей натуры никогда не сомневается, в себе он уверен всегда, ибо другая у мужика, отличная от человеческой (говоря толерантно и смягченно) недостаточно самокритичная природа. Трамвайный хам в роли народного судьи, преподавателя русской литературы, журналиста или историка, не говоря уж о народных депутатах уголовной наружности, народных и заслуженных артистах РФ уголовных творческих наклонностей, полицейских чинах с физиономиями из трудов доктора Ломброзо, священноначалии РПЦ МП и чиновниках высшего звена аналогичных манер и наружности, к сожалению, примета нашего времени столь же типологическая, сколь и советско-генеалогическая.
2018

Об истории одного выражения

Если в конце XIX начале XX века в медицинских и общественно-публицистических кругах России было популярно словосочетание "нравственное умопомешательство", которое одновременно употреблялось и в консервативной русской общественной публицистике в значении ментальности нарождавшегося гегемона грядущего русского модерна, коллективного диктатора будущего утопического, чаемого всеми русскими революционерами, общества, а в медицинских кругах как психиатрический диагноз, то уже в советские времена получило ход близкое по смыслу, но иное по форме выражение - "моральное уродство".

Только дети рабочих и крестьян могли, конечно, его и изобрести и заместить им наше человеческое, русское. Ибо только им в голову могла прийти мысль о том, что форма может не соответствовать содержанию, что уродство может проявлять себя только в чем-то одном, например, в морали, но не в поведении, манерах и внешнем облике. Напомню, что в нашем погибшем человеческом мире ставилась под сомнение даже и сама мораль как суррогат нравственности и Божией правды, но никто и помыслить не мог о добродетельных уродах и аморальных красавцах иначе чем в виде исключений, которые лишь подтверждают, как известно, общее правило. Отделение формы от смысла, добродетели от ее лица, красоты от благородства, а человека от Бога это все-таки выдающееся извращение азов традиционной европейской этики, эстетики и теологии, безумие XX столетия.

Но вернемся к нашим баранам, прошу прощения, моральным уродам. Придумали это выражение некрасивые внешне и внутренне существа, грамотные в первом-втором поколении советские литераторы из 1930-х-1960-х, а именовали им красивых, загубленных исторических русских, представителей недорезанной русской эмиграции и уцелевших чудом в отечестве потомков старинных русских семей, в общем, нас, дорогие. Интересно здесь то, что нынешняя РФ это страна где практически нет красивых мужчин. Даже поляки и чехи, то есть западные славяне, на фоне эмансипированных городских русских мужиков смотрятся аполлонами. РФ это страна выдающихся, конечно, уродов. Но и дела русских мужиков в XX веке были покрепче их польских и чешских братьев по месту в эволюционной лестнице, поэтому ничего удивительного в особом уродстве именно восточнославянских постреволюционных мужиков, а на нашем дореволюционном языке "нравственных сумасшедших", нет - форма соответствует нутру и их выдающимся историческим свершениям.