March 28th, 2019

2018

Армянские штучки

Ученик св.Фотия К-польского армянский император Византии Лев VI Философ, талантливый юрист, поэт и богослов, который правил и во время патриаршества св.Николая Мистика и известен Церкви как автор 11 евангельских стихир на недельных утренях, стихир на Лазареву субботу и ряда других, в т.ч. «Приидите, людие, Триипостасному Божеству поклонимся…», в практических отношениях с людьми вел себя вот как.

"В Константинополе был введен следующий порядок. Каждую ночь на перекрестках, где сходятся две или более улиц, выставлялся пост вооруженных воинов. С наступлением темноты запрещалось передвижение по городу - то есть на своей улице ходить можешь, но никак не на соседней.

Если кто нарушал данный запрет и попадался в руки стражи, его хватали, били розгами и, надев кандалы, отправляли на ночь в тюрьму, которая находилась по соседству. Утром, разобравшись, кто и откуда схваченный, либо отправляли его домой, либо в каменоломни, как преступника.

Как-то императору Льву вздумалось проверить, как несут службу по ночам патрули, стоящие на перекрестках улиц. Император переоделся в одежду рядового гражданина и с заходом солнца вышел на улицу. Добравшись до первого же перекрестка, на котором стоял патруль, император изобразил, что он напуган неожиданной встречей и пытается скрыться. Понятно, что его схватили.

На вопрос стражей кто он и куда идет, император ответил, что он спешит в бордель. Ему пообещали выпороть его и посадить в кандалах на ночь в тюрьму. В ответ император предложил все, что у него есть, если его отпустят, и дал стражам 12 золотых монет. Деньги взяли и отпустили.

То же повторилось и со вторым караулом. Только теперь император заплатил 20 золотых монет.

С третьим караулом подкуп не прошел. Воины схватили императора, не взирая на все его предложения, заковали его в тяжелые кандалы, а потом еще и избили кулаками за то, что он пытался их подкупить, а розгами высекли, согласно закона, и оставили в тюрьме на ночь. Когда патрульные вернулись на свой пост, император вызвал к себе начальника тюрьмы и спросил, видел ли тот императора? Тот ответил, что видел издали, но вблизи не узнает.

Тогда Лев объявил, что он есть император. Но что получил ответ, что нечестивец, проматывающий свое добро с блудницами, императором быть не может. Тогда Лев предложил начальнику тюрьмы, чтобы тот, когда рассветет, отвел бы его ко дворцу, и если там в нем не признают императора, то тогда пусть начальник тюрьмы убьет его. Ведь за убийство самозванца полагается награда, а не наказание. Начальник тюрьмы согласился.

Едва рассвело начальник тюрьмы отвел Льва ко дворцу и с ужасом увидел, как все встречные кланяются его пленнику и оказывают знаки почтения, а встречные офицеры и воины отдают честь.

Император, посмеялся со страхов начальника тюрьмы, и велел выдать ему четыре фунта золота и пообещал, что ему не будет наказания за то, что заключенный, которого к нему привели, исчез из тюрьмы.

После этого император, переодевшись в свои одежды, велел привести к нему воинов всех трех патрулей, с которыми он общался ночью. Когда они прибыли, император спросил караульных, задерживали ли они кого-либо этой ночью во время дежурства. Воины двух первых патрулей заявили, что никого не видели и никого не задерживали, воины третьего сообщили, что задержали одного подозрительного, который спешил в бордель, и, согласно указа избили его, и отправили его в тюрьму.

Император велел им немедленно доставить к нему задержанного. Воины отправились за ним, чтобы узнать, что тот сбежал. Перепуганные, что их могут обвинить во лжи, воины вернулись во дворец.

Император Лев посмеялся над их страхами и, показав воинам свою избитую спину, объявил им благодарность за отличную службу.

Ведь вы били ночью не императора, а врага императора, который нарушил указ!
И богато наградил воинов из третьего патруля.

Воинов же первого и второго патруля за то, что они за деньги отпустили преступника, он велел избить до полусмерти, изгнать из города, а все их имущество конфисковать.

Этот случай получил широкую огласку среди горожан и воинов.

С того дня все воины патрулей несли службу, как положено. Кто его знает, вдруг император вновь вздумает проверять, как они служат, сам лично или пошлет кого из своих ближайших людей. А все, кто раньше шастал по ночам по городу, щедро раздавая взятки, поняли, что их время кончилось. После случившегося не откупишься ни за какие деньги. Изобьют, сунут в тюрьму, а утром доставят к императору. И доказывай во дворце, что шлялся ночью без злого умысла"


Армяне прекрасные дипломаты и администраторы, смеялся от души)
2018

Почему Сенека не пользовался айпадом...

...а использовал папирусы для меня является тайной за семью печатями. Судите сами. Уже за два века до его рождения, то есть в ранней классической античности (II век до н.э.) уровень европейской математики, механики, астрономии, ирригации, строительства соответствовал европейскому уровню XVIII-XIX веков - у греков и римлян были механические компьютеры, планетарии, развитая гидравлика, ирригация, акведуки, а искусства находились как минимум на уровне эпохи Возрождения. Имелись школы и университеты, развитые история, философия и право, естественные и физические науки. Почему же у них не появилось химической и электронной промышленности уже к рубежу нашей эры? Ведь за грекоримским "XVIII-XIX веком" должен был последовать "XX век". Антикитерский механизм II века до нашей эры, если исходить из хронологии и периодизации технического прогресса Нового Времени, должен был смениться компьютером на полупроводниках уже через двести лет.

Классическую античность с Новым Временем роднит и социальный прогресс - точно так же, как в России или США XVIII-XIX веков было отменено холопство и рабство и заменено крепостничеством или другими формами социальной зависимости в античных Греции и Риме рабов постепенно, но неуклонно сменяют полузависимые колоны. Уже в IV веке до нашей эры Диоген Синопский и киники были противниками рабства, а речи Цицерона и Сенеки, несмотря на то, что американскими аболиционистами они не являлись, полны гуманистического пафоса в духе XIX века - «Покажи мне, кто не раб,— призывал Сенека.— Один в рабстве у похоти, другой — у скупости, третий — у честолюбия и все — у страха». Сенека стремился доказать, что раб — не «говорящее орудие» или быдло, а человек. Конечно (и тут он не сходится с Александром II и Линкольном Освободителем), если этот раб - грек.

В общем, механические компьютеры не всегда сменяются полупроводниковыми, а маврам, в отличии от галлов, не всегда дают вольные, тем более не всегда упраздняются иные сословия. Никакого "линейного прогресса истории" и никакой "исторической неизбежности" в реальностях XX-XXI века нет, а античность это не "далекое прошлое", а, фактически, позднее Новое Время ver. 1.0, наш XIX век.

Знаем ли мы европейскую античность? От малой части, примерно в объеме тех знаний, которые может дать крохотная сельская читальня сталинских каких-нибудь времен с сотней зачитанных до дыр томов о XX веке. А ведь это была цивилизация сопоставимая с нашей, а в чем-то лучше и здоровее ее.