December 17th, 2018

2018

Целомудренная любовь

У нее лебединая выя, зоркие зеницы, узкие длани, бледные ланиты, тонкие вежды и высокое чело. Дотронусь десницей до правой ланиты, шуйцей до левой, посмотрю в глубокие зеницы. Потом отстранюсь, выпью из криницы водицы студеной, лягу на мураву смотреть на облака в небе. И больше не нужно ничего.
2018

ЛЫТДЫБР

Беседовал с Иоганном
У него сессия
Сдает
Поговорили об имяславии
О Соловьеве, Лосеве и Флоренском
Сказал мне
Что минус пятнадцать в Москве
И мягкий снежок
Супруга с дочерью в зиму не хотят
Совсемникогданизачто
"Да ты что?!?"
Наверное, мы не вернёмся
Я раб малых сих
Воспитатель детсада
На пенсии
Моя жизнь принадлежит им
Моим трогательным родным
Лизхен очень довольна тем
Что похожа на мою мать
И уже даёт мне это знать
"Знай!"
Говорит она мне
"Я твоя мать"
Смотрю на нее
А на меня и правда
Смотрит ее глазами
Моя мать
Что-то дальше будет
Как бы узнать.
2018

Вот этого свинокабана...



...вчера хозяева упромыслили. Приближается католическое Рождество. Он ревел дурно и был несогласен. Не знаю зачем люди едят свиней. Если уж есть, то акул или змей, то есть хищников. Или тогда уж овощи и травки. Но к чему вообще что-то есть когда можно в принципе не есть?

Ведь без еды, совсем без еды так прозрачно, невесомо, легко, тонко и восхитительно хорошо. Иногда мне кажется, что люди едят по-привычке, а могли бы и не есть никого и ничего.
2018

Потомки бастардов среди нас

Будьте внимательны к языку. Такие древние фамилии как Нечаев (нечаянный) и Нежданов (нежданный) это потомки бастардов. Плоды преступного прелюбодеяния основатели этих родов.

Луначарские тоже потомки бастарда, потому что они на самом деле Чарнолуские, древний русско-польский род. Но Луначарские от этого древнего рода оборотни, плод преступления, люди наоборот. Вот живёт человек во своих потомках, хорошо и усердно так для Бога и людей живёт. Но когда-нибудь гибельная, преступная, подлая генеалогия во седьмом колене всплывает, обязательно когда-нибудь всплывёт.
2018

Письмо к Луцилию о погоде из диоцеза Гоа

Эпикурейство вера лета
А стоицизм - зимы.
Ах, Прокуратор, где ты?
Давно не виделись мы.

У нас тут похолодало
И много падшей листвы
Уже не так нахально
Ревут свинокабаны

Океан плюс двадцать восемь!
А был под тридцать три.
Здравствуй, гоанская осень
Не греющая изнутри.

Ночами у нас совсем зябко
Морозище - плюс двадцать три!
Закутаюсь в плед в качалке
И буду читать до зари.