August 24th, 2018

2018

"Они несут нам на своих штыках царизм"



Празднично одетые в белое почетные граждане, дети с цветами, несколько православных священников, немецкие офицеры, памятник Великому Петру. Что же это за событие?

После освобождения Таганрога от большевиков его новым главой был назначен немецкий майор Альберти, прекрасно говоривший по-русски, так как он в прошлом являлся подданным Российской Империи и происходил из остзейских губерний, рыцари которых в свое время заключили личную унию с Великим Петром. Для него (как и для всех российских и не российских немцев) вполне естественно было почитать Петра Великого, которому присягали его предки. Главой полиции при нем был назначен Юрий Кирсанов, одной из центральных газет его брат Алексей Кирсанов - оба являлись бывшими дворянами, потомками старинной казачьей фамилии офицеров Войска Донского, из их рода вышло множество выдающихся людей, включая казачьих генералов из XVIII века.

Новые русско-немецкие власти осуществили множество мероприятий, которые нельзя назвать никак иначе кроме как реставрацией, если не монархии, то человеческого достоинства - вернули институт частной собственности и разрешили свободное предпринимательство, провели несколько публичных сожжений советских книг антирусского, человеконенавистнического и богоборческого толка, осуществили школьную реформу (детей стали вновь учить по дореволюционным учебникам), открыли все закрытые большевиками православные храмы и сменили названия многих улиц на старые дореволюционные. Венцом деятельность новой администрации стала установка на прежнем месте памятника Великому Петру, основателю города. В таганрогской газете «Новое сло­во», №85 от 20 июля 1943 года, сообщалось: "...B радос­тный день 18 июля к небольшой площади на Петров­ской улице у главного входа в городской сад, к 12-ти часам стекались тысячные толпы людей". Памятник был установлен у главного входа в городской парк, на Петерштрассе (бывшая улица Ленина, которая снова стала ул.Ленина после ухода немецкой армии).

Строго говоря, ничего необычного в Таганроге в 1940-х не происходило. Это был типичный набор мероприятий совместных русско-немецких администраций, осуществляемый по всем городам СССР, освобожденным немецкой армией или местным антикоммунистическим подпольем от большевиков. Разумеется, в этом наборе было так же выявление всех, кто ниспровергал прежний строй, как революционных славян, так и революционных евреев, понесших заслуженное наказание - кровь за кровь. И когда Таганрог и другие древние русские города будут освобождены армиями европейского человечества от власти потомков красных бандитов вновь все опять и повторится - никто из преемницы КПСС, номенклатурной Партии Жуликов и Воров, не уйдет от заслуженного наказания, пусть знают об этом. Собственно говоря, они и знают, отсюда все трусливые и позорные зигзаги их нынешней политики.

Можем повторить и обязательно, разумеется, повторим. Никто не забыт, ничто не забыто.
2018

Окно в Россию

.
Александр Сергеевич Пушкин велик и многогранен и мы все ему благодарны за то, что в XIX веке он придумал "русского европейца", как и наш, собственно, язык. Он действительно "наше все", в том числе и наша высокая и распущенная словесность, наша домовитость, наша безалаберность, наша религиозность и наш патриотический лубок. "Прорубил окно в Европу" это именно оно, лубок. На самом деле все было наоборот. Европа прорубила окно в Россию. Потому что оттуда к нам шло, а от нас к ним ничего кроме соболей да лыка не шло. Окно одностороннего пропускания. Пошло от нас что-то культурное в Европу лишь с конца XIX века, то есть когда наш национальный гений уже полвека лежал во гробе. И сто лет европейской национальной культуры мысли, разумеется, не слишком серьезный срок для нации и государства. Мы вступили в Модерн не имея нации, поэтому неудивительна наша судьба - только нарождавшуюся нацию размером в несколько миллионов человек пожрал взбесившийся стомиллионный этнос. Хотя какой там этнос... У нас не было даже и его. Разнообразные русские мужики на начало XX века были не единым этносом вовсе, а родственными племенами. По меткому выражению Сергея Сергеевича Каринского превратил их в "русский этнос" отец всех (а значит и русского) народов Иосиф Джугашвили, настоящий демиург русского народа. И нацию дал подобающему этому этносу, советскую. Так и живем не пропустив ни дня. Сейчас ее, русскую нацию, создавать уже поздно, ибо новое время на дворе, которое не переживут даже гораздо более старые и благополучные нации. Но это, может, и хорошо. В сущности, нация вещь лишь немногим более симпатичная, чем племя или народ.