January 10th, 2018

С Лизой 2017

Готическая арабская Европа Богемикуса Кофейного


"Ни к каким франкам <...> культурно-политическая гегемония в Средние века не перешла. После падения Рима политическая гегемония в Средиземноморье принадлежала арабам"
- хронисты которых (вот тебе, бабушка, и Юрьев День) и именовали европейских участников Крестовых Походов, всех участников разом, "франками", причем даже и в XII веке. Дальше совсем волшебно - автор, говоря о европейском средневековье, умудрился ни разу не упомянуть ни франкское государство Меровингов, ни Священную Римскую Империю (германской нации) - это потому, что провинциальная Богемия, хотя и была ее частью, но явно не той, о которой культурным людям той эпохи вообще интересно было всерьез говорить. И мне вот сейчас не очень интересно, и так более чем для "человека из пражского кафе". Что-либо культурное, связанное с кафе, мне даже сложно как-то в исторической Европе вспомнить. Первую в мире кофейню под названием «Мактаб аль-ирфан» («Круг мыслителей») в 1554 году открыли в Стамбуле два сирийских купчишки. Т.е. кафе это изобретение арабских торговцев времен Османов, ничего генеалогически европейского и вообще культурного в нововременном буржуазном культе кофеин нет - их посещал и посещает все более и более рафинированный городской плебс, который сейчас в России именуют "офисным пролетариатом". Это верно и для XIX и для XX века. Скажем, культура русского Золотого Века это усадебная культура, а Серебряного - культура городских апартаментов для встреч и интеллектуальных бесед. Кафе же стало местом культурной референции только в эпоху, когда от культуры не осталось вообще ничего, т.е. с наступлением эпохи массового общества, которая ныне становится вчерашним днем прямо на наших глазах. И автор, как этого массового общества певец, тоже пребывает во вчера, которое не имеет корней в позавчера и никогда не превратится в завтра и послезавтра.
С Лизой 2017

IV

.


Елизавете сегодня четыре. И по этому случаю папа сейчас будет коленопреклонно декламировать гекзаметры об инфанте Арагона Изабелле Португальской, а потом показывать дочери фотографии "самой красивой принцессы Европы" и ее небесного покровителя, святой мученицы Елизаветы Гессен-Дармштадтской.
С Лизой 2017

Эпитафія эгалитаризму

.
Всѣ особенности индивида, включая моральныя наклонности, интеллектъ, эстетическiя и политическія предпочтенія въ теченіи ближайшихъ нѣсколькихъ лѣтъ будутъ опредѣляться по картѣ генома при рожденіи, что и станетъ для будущихъ историковъ водораздѣломъ между Модерномъ/Новымъ Временемъ и Новымъ Средневѣковьемъ, къ которому мы, по мѣрѣ строительства глобальной системы Генныхъ Банковъ въ Европѣ и революціонному удешевленію технологіи секвенированія, приближаемся на всѣхъ парахъ. Постмодернъ это всего лишь фаза гніенія, послѣдняя заключительная страница "Новаго Времени", агонія демократической массовой культуры на фонѣ планетарной генетической революціи, живая смерть гуманистической эгалитарной религіи. Представьте себѣ Современность послѣ всеобщаго секвенированія...Ея какъ рубильникомъ отключатъ и послѣдніе демократы всѣхъ цвѣтовъ политическаго спектра встрѣтятъ старость въ психіатрическихъ лѣчебницахъ или въ лѣсныхъ бандахъ Евразіи, Африки, Океаніи и Америки. Новая эпоха стучится въ дверь. И она объявитъ эгалитарный XX вѣкъ величайшимъ цивилизаціоннымъ проваломъ и сплошнымъ непрекращающимся генетическимъ насиліемъ и генетическимъ преступленіемъ. И единственными "коинами" новой эпохи станутъ благополучныя человѣческія гены, то ѣсть "человѣческій капиталъ" въ собственномъ смыслѣ, а соціальной наградой - возможность улучшить собственное потомство. Всѣ вернется на круги своя, просто въ формѣ отстроенной, законченной, абсолютной и совершенной.