May 12th, 2017

2018

О народной генеалогии

.
Дело не в том, что она "проста", не фиксируется письменно и не остается в исторической памяти, строится на отрицательном отборе. И не в том, что народ проходит фазы смешения и этногенеза, в котором участвуют представители других рас. Дело совсем в другом - простонародье России имело многоствольное генеалогическое древо в пределах своих больших семей. Не понимаете о чем я? Ну, почитайте Безгина "Крестьянство и повседневность", в Википедии о снохачестве или вот здесь:

Что бы вы сказали, если бы вдруг вскрылось, что:

- тот кого вы всю жизнь называли своим отцом, на самом деле ваш дядя (брат вашего отца от вашей бабушки и вашего прадедушки)?

-что тот, кого вы всю жизнь считали своим дедушкой на самом деле ваш отец (и он же отец вашего "отца" который на самом деле вам не отец, а дядя)?

- что у половины ваших братьев и сестер в вашей многодетной семье мать одна - та же что и у вас, а отцы разные (у части из них отец тот же что и у вас, а у другой части отец ваш дядя - родной сын их деда, который в свою очеред ваш отец)?




Когда наши благочестивые предки этих существ именовали "мужиками", то есть малочеловеками, они ведь основывались не столько даже на их способности к рассуждению и внешнем облике, но и на их происхождении. Оно и действительно у людей из народа затейливо. Их "воевавшие деды" весьма часто... и деды им, и отцы. И может быть именно в этой сокровенной восточнославянской народной практике содержится ключ к секрету своеобразия всей русской истории XX века, Бог весть.
2018

О нашем маленьком электронном концлагере

.
В 1990-е массы соотечественников бились лбами об стены по поводу наступления последних времен, грядущей чипизации, ИННов и эпохи "электронного концлагеря". Но тогда наш народ не знал еще в полноте что его ждет. Если б знал, то у будущего точно не было бы шансов. Или оно наступило бы значительно позже.

Истина, возможно, состоит в том, что через 20-30 лет мир изменится в большей мере, чем после появления сети интернет. И связано это с дальнейшей взрывной эволюцией информационного общества, а так же революцией в генетике. Каких изменений стоит ждать после всеобщего секвенирования генома и создания единого геномного банка?

- Постепенно уйдут в прошлое наследственные заболевания и останется лишь травматическая и терапевтическая медицина.

- Из жизни исчезнут "случайные" встречи людей, образующие затем семьи или творческие/производственные коллективы, а так же сайты знакомств. Вместо них будет "кнопочка" в программе поиска, по нажатию на которую система будет выдавать на выбор пользователя контакты десятков и сотен "родных душ", вплоть до "душевных близнецов", если хочется поговорить с самим собой, или наиболее комплиментарные пары для брака.

- Станет меньше лицемерия и демократии - политику или иному "властителю дум" будет трудно что-либо в себе от заинтересованной публики "скрыть", да и смотреть будут не на фотографии и списки послужных дел. А если задуматься, то и выбирать-то не будут - демократии в обществе оцифрованного генома будет ровно столько же, сколько ее в учебнике по хромосомной наследственности или молекулярной биологии.

- Исчезнет социальная несправедливость в виде несправедливых привилегий. Все привилегии будут справедливы. Все обратные меры, то есть те или иные ограничения в правах, так же будут всегда справедливыми и называться они будут "положительной дискриминацией".

- Испарится рынок труда и отделы кадров, а сам труд останется. За счет развития кадровой науки, теперь уже на основе точных генетических данных, эффективность коллегиального труда повысится многократно, причем даже без учета развития автоматизации.

- Появятся новые "человеческие" расы, состоящие из людей с модифицированным геномом. Степень этой модификации и ее качества ограничены только человеческим воображением. Отвечать на вопрос что такое человек станет все труднее.

- Возникнет коммерческая индустрия улучшения потомства за счет соединения собственного биоматериала с более качественным - впрочем, это было и в XIX веке и называлось "браком по расчету" или "спланированным мезальянсом", все эти женитьбы худородных или обедневших дворян на купеческих невестах.

И это лишь немногое из того, что грядет, самые общие черты.

Это будет интересная вселенная, более всего напоминающая Средневековье, только очень развитое Средневековье. Что до большей части современных россиян, то, возможно, их ожидает судьба превращения в кочевой народ, живущий промыслом экстенсивного хозяйства на множестве мелких океанских нефтяных платформ вдоль шельфа или на открытой воде. Кому-то придется добывать нефть даже и в Новом Средневековье, а для россиян это знакомое и родное.