February 24th, 2017

Лето 2021

Плоды мезальянса или выбор лейтенанта Шмидта

.
"Когда Пётр представил Доминику в качестве своей невесты, разразился грандиозный скандал. Папа — контр-адмирал, градоначальник Бердянска Петр Шмидт (старший) не оценил идею сына перевоспитать проститутку. Закончилось всё тем, что сына прокляли. В том же 1888 году отец моряка умер, так и не дав сыну прощения.

Историки отмечают, что в конце XIX века было модным занятием попытаться перевоспитать проститутку. Но, во-первых, они чаще становились содержанками, а не законными жёнами. Во-вторых, среди офицеров такой тенденции не замечалось из этических соображений.

— Тогда это было модно среди либерального студенчества: жениться на падшей женщине и развивать её личность. Для офицера военно-морского флота это было неприлично: он вводил "падшую" женщину в круг жён, дочерей и сестёр офицеров, принуждал общаться с ней, а среди его знакомых могли быть её прежние клиенты, — отмечают историки.

Как отмечается, свадьба стала также причиной скандалов со многими друзьями, которые напрочь отказались общаться с проституткой. Но это не смутило офицера, который решил, что, раз приятели не принимают его вместе со второй половиной, пусть вообще никак не принимают.

Через год после свадьбы — в феврале 1889 года — у пары родился сын, которого назвали Евгением. К тому моменту мичман Шмидт служил на Черноморском флоте, куда его перевели с Балтийского "из-за неподходящего климата".

Историки не указывают, что именно стало причиной стресса мичмана, но вскоре после появления в семье ребёнка он заявился к командующему — адмиралу Кулагину — и устроил, как пишут, истерику. Военного не стали наказывать отставкой, а отправили на год в отпуск — подлечить нервы.

Изначально моряка положили в морской госпиталь, где он находился две недели. Доктора посоветовали жене отправиться с ним в Москву — показать психиатрам. Историки свидетельствуют, что моряк находился в клинике психиатра Савей-Могилевича. Болезнь его выражалась в неожиданных приступах раздражительности, переходящих в ярость, за которой следовала истерика с судорогами и катанием по полу.

Один из таких приступов увидел сын. Мальчик остался на всю жизнь заикой. Сколько точно всё это терпела супруга, неизвестно, но упоминания о ней пропадают в 1892 году, когда Шмидта вернули на Черноморский флот.

Пара развелась, а сын остался с легендарным отцом.

Во время первой русской революции в 1905 году на Севастопольском рейде в ноябре среди других кораблей находился крейсер "Очаков". Его экипаж был настроен революционно. Одним из руководителей восстания стал Пётр Шмидт. Он передал сигнал, предназначенный лично императору Николаю II: "Командую флотом, Шмидт". К мятежникам присоединились экипажи 12 судов. Спустя меньше чем сутки восстание приобрело оборонительный характер. Экипажам передали ультиматум: сдавайтесь. Не получив ответа, царские войска подвергли "Очаков" обстрелу, большая часть команды погибла. Лейтенанта Шмидта расстреляли по приговору суда"


Собственно, это не столько даже о мезальянсе, сколько о просвещении. Просветить мужика или бабу возможно, но плоды этого просвещения для тебя самого и твоего потомства иногда неоднозначны и сомнительны.
Лето 2021

С приближением столетия...

.
...многие отечественные сетевые ресурсы публикуют апологии великому прозрению февраля 1914 года нашего национального пророка Петра Николаевича Дурново, отмечая что он действовал не сам, но от имени всей правой части общества и Госсовета.

"Хотя «Записка» П.Н. Дурново поражает реалистичностью сделанного в ней прогноза, а также ясностью и логичностью приведенных аргументов, тем не менее, высказанные в ней мысли были характерны для консервативных кругов русского общества.
Как справедливо отмечал один из мемуаристов, к тому, о чем писал в «Записке» Дурново, призывал в то время «целый “хор” официальных правых». И это действительно было так.
Если обратиться к предвоенным взглядам таких русских консервативных публицистов и правых политиков как Ю.С. Карцов, Г.В. Бутми, П.Ф. Булацель, К.Н. Пасхалов, И.А. Родионов, А.Е. Вандам, Н.Е. Марков и др., то в них действительно можно обнаружить много общего с «Запиской» П.Н. Дурново, ибо все они также выступали против англо-русского сближения, желали избежать конфликта с Германией и оценивали потенциально возможную русско-германскую войну как «самоубийственную для монархических режимов обеих стран». Близок Дурново по внешнеполитическим воззрениям был и С.Ю. Витте, также считавший гарантом европейского мира русско-франко-германский союз, и потому выступавший противником англо-русского сближения. Перед началом Первой мировой войны Витте высказывал мысли очень сходные с теми, что нашли свое отражение в «Записке» Дурново. Доказывая тезис о губительности для России войны с Германией, Витте называл англо-русский союз «ошибкой, связавшей России руки». «“Война — смерть для России, — утверждал отставной премьер. Попомните мои слова: Россия первая очутится под колесом истории. Она расплатится своей территорией за эту войну. Она станет ареною чужеземного нашествия и внутренней братоубийственной войны… Сомневаюсь, чтобы уцелела и династия! Россия не может и не должна воевать”». Таким образом, Дурново не написал в своей «Записке» ничего такого, чтобы не было сказано и другими противниками втягивания России в войну с Германией, другое дело, что сделал он это наиболее ярко, точно и доходчиво.
Важно обратить внимание и на дату подачи «Записки» императору (февраль 1914 г.), которая далеко не случайна. Дело в том, что 30 января 1914 г. последовала отставка председателя Совета министров В.Н. Коковцова, и у консерваторов появился шанс добиться переориентации внешнеполитического курса страны. Давление на государя, оказанное со стороны Дурново, было продолжено его единомышленниками. М.А. Таубе сообщает в мемуарах о двух секретных собраниях петербургских «германофилов» в марте 1914 г., на которых было признано, что Россия не готова к военному столкновению с австро-германским блоком, и вступление в войну на протяжении еще трех-четырех лет явилось бы для нее актом «политического самоубийства». В связи с этим на заседании Императорского русского исторического общества, происходившем 26 марта в Царском Селе под председательством Николая II, консерваторы попытались убедить царя в необходимости избежать войны путем сближения с Германией. Однако Николай II, по словам мемуариста, ограничился замечанием, что, пока он царствует, мир со стороны России не будет нарушен"


На мой взгляд заслуживает так же интереса более ранняя критика П.Н.Дурново политики П.А.Столыпина, критика справа. "Другая ошибка Столыпина (согласно П.Н.Дурново) заключалась в том, что он видел в крестьянине­-собственнике потенциальную опору власти. Между тем крестьянин оставался угрозой, устранить которую с помощью уступок было невозможно. «Мужик воспринимался как враг, удовлетворить требования которого было немыслимо; заключить соглашение с ним — невозможно»"

Вот ведь как выходит. Предсказавший в точности все масштабные события наперед П.Н.Дурново знал и еще кое-что. А именно - что мужик не опора и не партнер, но враг. Всем, изучающим наследие Петра Николаевича, полезно обратить на этот факт пристальное внимание. Чтобы не было так - здесь пророка принимаем, а вот здесь не принимаем.