October 1st, 2016

2018

Кто пресек очередную фотовыставку врагов?

.
Оказывается, бородатый русский художник и философ с прической аксакала. И с духовной родословной от Флоренского и Бердяева, по его же собственным словам. Рассуждающий о "недопустимости пропаганды фашизма" в стране, официально использующей символику коммунизма. И, похоже, несмотря на философское образование, искренне не понимающий, почему и Флоренский и Бердяев являются "русскими философами" и "русскими богословами" ну почти в той же степени, в какой "русским философом и богословом" является прот.Сергий Булгаков (чье учение официально анафематствованно и в РПЦ МП и в РПЦЗ). Первый имябожник хуже Булатовича многократно (обожествлял и буквы тоже вместе со звуками, за что удостоился от самого Булатовича отповеди, sic!), второй бывший ссыльный, бывший марксист, затем "христианский социалист" (считавший, кстати, первозданного Адама "андрогином") и вообще законченный напыщенный идиот.

Ладно, про белибердяевых говорить не досуг, философу от кого он там духовно происходит виднее, но вот хотелось бы все же больше узнать о плотской, приближенной к земле генеалогии русского народного героя. Родители, дедушки-бабушки там, ну самое ж простое, мм?
2018

Директива Дугина

.


Видный философ и богослов Русского Мира на сайте информагентства "Новороссия". Вообще, конечно, если у нас пошел разговор о генеалогии русских философов и народных мстителей по совместительству, то фигура Александра Гельевича тут центральная, остальные просто маленькие эпигоны. И генеалогия эта волшебная и очень-очень русская. Настолько русская, насколько это вообще возможно. С всамделишними мурзами из Московского Царства и наиболее радикальными "староверами" из числа профессиональных религиозных террористов - гностиками, азиатами, поэтами и немножечко каннибалами. Революционные философы начала XX века, включая и В.И.Ленина, перед величием национально-освободительного рода Александра Гельевича, весь 18 и 19 век обличавшего "западников", "помещиков", "капиталистов", "бар" и "природную романовскую холуйщину", и удостоившихся от "бар" мученических венцов, просто мелкие школьные хулиганы.

"Совсем недавно я узнал о житии моего далекого предка, приходского священника Саввы Дугина. Он писал так называемые «дугинские тетрадки» или «дугинские листки», в которых страстно бичевал западнические порядки Анны Иоановны, смертельно проклинал засилье на Руси иностранцев, диктатуру помещиков, бар, капиталистов и дворцовой романовской холуйщины. Скоро попал он в руки тайной канцелярии, был этапирован в омерзительный русскому сердцу Санкт-Петербург, куда долгое время даже вход людям в национальном платье был строго воспрещен, долго мучился в застенках, а потом сложил голову на плахе"


Как говорится, без комментариев. Его отец, один из членов руководства Русского Мира 1970-х годов (генерал ГРУ), это такой же "Савва", только века 20-ого. А есть ли среди них хоть один человек, предки которого честно служили скучной европейской России, а не воевали против "бар", "романовских холуев" и "капиталистов"? Сомневаюсь. Происхождение у них у всех евразийско-святорусское и каторжно-праздничное. Кстати, частью особенно не скрываемой оккультной догматики нашего героя является вера в сакральный характер каннибализма, о котором Александр Гельевич, человек церковный, много лет поющий на клиросе в храме, рассуждает авторитетно и компетентно. "Человечина сладка и похожа на свинину, только мягче. <...> Человек был отменен как сакральная еда не потому что это плохая еда, а напротив, потому что это слишком хорошая еда". В Русском Мире все по-взрослому - молиться, поститься и не вкушать слишком хорошую сакральную еду, во всяком случае по средам и пятницам, в виде фастфуда и в профанной мирской обстановке, так-то.

К сожалению, европейцы 21 века просто не до конца понимают с чем они имеют дело. А вот русские образованные сословия 18-19 веков отлично понимали. Вычищали, говорите, старообрядческие деревеньки? Да вы просто не знаете какие в иных из этих "древнерусских" деревенек бытовали порядки. Московское Царство оно и есть Московское Царство. Это постапокалиптическая культура домонгольской Руси, на которую надет намордник изоляционизма, зверства, язычества, лютых ересей и гностицизма Орды. С Собором Василия Блаженного, блекджеком и медведями, в которой все приличные люди вроде Максима Грека или митр.Филиппа объявлялись "западниками" и уничтожались.
2018

Шел на черную мессу - попал на антифашистский шабаш

.


Отвез после вечерни родных домой, а сам поехал на променад, надеясь подышать философским воздухом в милом городском сквере. Сегодня в круглом, стеклянном и светящемся в ночи павильоне посреди парка искусств "Музеон" проходила презентация русского перевода "Черных тетрадей" Мартина Хайдеггера, которые согласно его завещанию должны были быть опубликованы только после всего остального наследия. Они и вышли недавно во Франкфурте 94-м томом его собрания сочинений. Надо понимать что это такое - лекционный курс 1933/34 гг. «О существе истины», авторизованные записи семинаров 1933-34 гг, напряженнейшее время, весна европейской надежды, поворот вспять лучшими умами Европы в ручном режиме идущего катком по планете и торжествующего Модерна, чтобы хоть что-нибудь вообще осталось от этого мира. На таких важных и интересных мероприятиях всегда присутствуют те, о ком мы не говорим, но бывает и какое-то количество единомышленников. В этот раз единомышленников у величайшего философа XX столетия не было вовсе, а судить и преодолевать его в себе собрались двести человек библейской, евразийской и советской наружности, увешанные планшетами, смартфонами и ноутбуками. Вещи они говорили скучные, сто раз за истекшие десятилетия жеванные-пережеванные, банальные. Антимодернизм Хайдеггера опровергло само бытие-время, антисемитизм Хайдеггера не оригинален, сам Хайдеггер своим завещанием себя опровергает, философский историзм Хайдеггера это чистая политика, нахождение Хайдеггера в интеллектуальном авангарде нацизма после публикации "Тетрадей" является фактом доказанным, но все же давайте не судить философа из своей эпохи. Давайте относиться к нему как к Ельцину Борису Николаевичу, ведь и Ельцину есть у нас памятник. После данного пассажа я от этих сенегальских крестьян, глубокомысленно рассуждающих о пороках города Парижа, побыстрее ушел, не забыв приобрести в фойе сами "Тетради". Оформлены они в духе самой презентации - намеренно выбрана одна из самых угрюмых его фотографий. Что это вообще было? Теряюсь в догадках.