April 8th, 2016

2018

Положительные известия о Росархиве

.
Росархив вывели из под власти министра культуры Мединского и переподчинили лично Путину.

Архивы, конечно, доступнее не станут, однако новость сугубо положительная. Это как если бы директора библиотеки, изъясняющегося на фене, сменили на респектабельного боксера или самбиста. В марте с поста директора Росархива министром культуры был уволен Мироненко. Случилось это после того, как в прошлом году между ним и министром культуры произошел конфликт. Директор Госархива на основании архивных документов показал несостоятельность ряда советских пропагандистских мифов, в том числе — о «28 панфиловцах».

Приятно, когда совсем уж запредельных наркомов Русского Мира лишают части полномочий, тем более наиважнейшей. Долгих лет покровителю и благодетелю отечественной исторической науки, дзюдоисту В.В.Путину.
2018

Биография г-жи Захаровой...

.


...нынешнего директора Департамента информации и печати Министерства иностранных дел Российской Федерации, чем-то похожа на мою собственную. Ее отец, как и мой, работал в Пекине, а она, будучи ребенком, жила вместе с ним. Она, как и я, училась впоследствии на факультете журналистики. И, в точности как и я сам, г-жа Захарова интересуется ныне историей и даже получила кандидатскую степень, чем многократно превозошла мои собственные более чем скромные успехи на интересном нам обоим поприще.

Она на шесть лет младше меня. И является, в отличии от меня, звездой телеэкрана и внешней политики РФ, а так же крашенной в блондинку билетной барышней великосветской львицей.



Есть и несколько других небольших отличий. Ее отец имел высокий ранг советского дипломата, а мой был культурологом и публицистом, занимавшимся этнографическими и историческими исследованиями по заказам издательств "Наука", "Планета", "Известия" и других им подобных. Сказывалась эта разница в статусе во всем, начиная с места жительства. Заграницей г-жа Захарова жила на огороженной территории советского посольства с множеством жилых и хозяйственных построек, а моей семье издательства снимали жилье непосредственно в городе. Заработки ее отца превышали заработки моего на порядок. Занимались они очень разными вещами - ее отец специализировался на работе с китайскими дипломатами и партийными кадрами, пытаясь вернуть Китай в просоветский "Соцлагерь" чтобы вместе с Китаем противостоять европейскому человечеству, а мой переводил средневековую китайскую поэзию и ездил по отдаленным деревням для записи сказаний и фольклора. Ну и, разумеется, у ее семьи и у моей были очень разные круги общения. Ее семья общалась с видными маоистами, головорезами-хунвейбинами, а так же их травоядными наследниками из 1980-х годов, а моя с китайской интеллигенцией с корнями из Маньчжоу-го и Китайской Империи, в том числе с интеллигенцией гонимой. Группа этой интеллигенции подарила отцу полотно ученика Ци Бай Ши Охаши Суесеки чтобы он вывез его из страны, тем самым обезопасив от надвигающейся Культурной Революции.



Когда "Культурная Революция", т.е. тотальное истребление национальной памяти и культуры многомиллионной армией коммунистических громил, получила в маоистском Китае в 1960-е годы развитие, отец, написав серию статей с осуждением этих зверств и дикости, был вынужден уехать из страны, а затем, десятилетие спустя, получил работу по контракту в Восточной Бенгалии, спустя еще три года - в Индии. Именно там я с родителями в начале-середине 1980-х и жил, а брат мой жил вместе с ними ранее в Китае. И по приезде в Индию я запомнил слова отца, сказанные мне в самом начале: "Сын, ты будешь учиться в обычной советской школе, расположенной на территории посольства, а я буду тебя отвозить туда каждое утро на машине. Я не так много от тебя требую. Но настаиваю на двух вещах. В школе ты должен быть осторожнее, чем в Москве, здесь вокруг одни особисты. И ты не должен никогда играть и общаться после школы с посольскими. Посольские и их дети - прокаженные. Они значительно хуже самых низменных стукачей, они вообще едва ли люди и ты не должен поддерживать с ними никакого общения".

Эти категоричные слова я услышал от отца в 1980-ом году. И я запомнил их на всю жизнь. И следую с тех пор совету отца неукоснительно в течении всей жизни, хотя СССР и канул в лету и обстоятельства вроде бы изменились. В своем детстве и отрочестве я вместе с отцом за несколько лет исколесил Индию и Восточную Бенгалию, мы забирались с ним в самые отдаленные уголки Непала и Шри-Ланки. Нашими собеседниками были бродячие йоги и индийские махараджи, учителя ашрамов и простые крестьяне, чопорные, выученные англичанами, представители индийских политических элит и жители самых низов Калькутты и Бомбея, горные шерпы Непала и представители королевской непальской семьи. Об этих наших совместных путешествиях на старенькой громыхающей машине индийского производства (а иногда на древних пропеллерных самолетах) отец написал и издал несколько имевших коммерческий успех книг этнографических и фото- очерков, некоторые из них перевели и переиздали в 1983-1985 годах на Западе, официально купив у советских издательств права. Во время этих путешествий ни разу мы с отцом не встречались с советскими или индийскими коммунистами и в книгах отца никакой коммунистической пропаганды, естественно, не содержалось, но они были наполнены яркими ориентальными образами и богатой фактурой, почему их охотно и переводили западноевропейские издательства.

К чему я об этом? Просто проникся очередным задорным интервью упомянутой в названии поста дамы и вспомнилось старое. РФ это такая очень странная страна, в которой полностью отсутствует лояльная населению и правительству естественнонаучная и гуманитарная интеллигенция, патриотично настроенная социальная среда представителей высокой национальной культуры. Интеллигенция и народ РФ никогда не будут вместе до тех пор, пока коммунизм юридически не осужден, а политический бомонд страны состоит из советских неприкасаемых и их детей, то есть из "бывших".