November 27th, 2013

2018

60-летний юбилей Пурушоттамы

.
Когда-то я знал его как Бориса. Но в 2006 году гуру Шри Чинмоем нарек его во святой инициации именем Пурушоттамы. В 1986-1987 гг он был частым гостем у меня на Арбате, а в нашей гостиной давал для небольшого круга домашние концерты. Он был чем-то похож на мою бабушку по отцу - говорил негромко и морщился при упоминании советской власти так, как нормальные люди морщатся от разговоров про "порно" и "секс". И мне лично он запомнился одной простой фразой: "Народ не начнет думать никогда".

Untitled4

Здесь он у нас дома, на одном из таких импровизированных концертов, возле него вертится девушка-поклонница, на стене за ним висят иллюстрации моего покойного друга Антона Северова к его песням. Во время концертов или камерных литературно-философских посиделок после них мы клали на телефонный аппарат подушку (это считалось хорошим средством для борьбы с прослушиванием) и зашторивали окна, старались не шуметь, так как наши добрые власти даже малые всплески самодеятельности, подобные нашим небольшим домашним мероприятиям, старались на корню пресекать. В те времена мы все и представить не могли, что произойдет с реальностью буквально через пять лет.

Потом, когда гости расходились, я готовил нам на двоих ужин, за которым мы обыкновенно что-то пили и разговаривали как было принято в то время, на все темы сразу - от средневековой схоластики до немецкого романтизма, от доктрины кшаникавады до индуистской космогонии. После двух часов возвышенного трепа мы расходились по углам и занимались своими делами. Он тогда писал какую-то повесть, а я составлял какой-то поэтический сборник. А потом я стелил ему постельное белье в углу комнаты на диване (он приезжал из Питера обычно на один день и утром уезжал назад) и мы укладывались спать. Утром я будил его стуком в дверь и запахом кофе и яичницы с сыром, а потом, после завтрака, он уезжал на вокзал. Иногда он, приезжая в Москву, звал меня на Каретный к Липницкому, там я однажды, после двух бокалов глинтвейна, заснул и проспал вызов в военкомат.

Время было милым и славным, но вот чего я точно не хотел бы - чтобы оно вернулось назад)
2018

Лед, снег и вода - на улице сегодня опять русская погода

.
От внезапного соприкосновения с которой после семи относительно терпимых месяцев русские становятся на время русофобами. Как раз в это время года в середине 19 века многие семьи уезжали в Италию. А мне опять хочется изменить отечеству земному на законных рождественских основаниях, съездить филипповым постом в Вифлеем.