Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Category:

Мистический этно-ревизионизм

Русская Голгофа и миллионные мученические смерти русских православных людей как промыслительная форма спасения и воцерковления евреев - к которым Бог подходит с "особыми весами"(С) и каждый из которых, (внимание!) обратившись в Православие, "стоит десяти русских праведников"(С). Чудесный мой друг Аркадий (угадайте сами его ник в ЖЖ) Статья от 2000-ого года. У другого моего знакомого православного еврея, Григория Беневича (benev), тоже было нечто очень близкое -)( Вообще-то говоря, если задуматься, идея воскрыления православного еврейства с гор тел новых русских Святых своей эпической, историософской, церковной и этической силой потрясает. HGR с его "спасибо Советской Власти" имел в голове гораздо больше, чем сказал - за него это сделали не сдержанные (тогда еще) ученики...

См.статью ниже
***************
Роль России в спасении евреев

Всякий верующий, думаю, согласится, что любое событие мировой истории имеет промыслительный смысл с т.зр. домостроительства спасения, и что этот смысл не обязательно совпадает с теми целями, которые преследовала какая-либо из сторон, добившаяся их осуществления; как подлинный смысл Распятия не совпадает с теми целями, которые преследовали Иуда и Синедрион, предавшие Христа на смерть.

Каков смысл крестных страданий русского народа в этом столетии? Святые русские мученики принимали свою смерть как добровольную искупительно жертву за грехи народа, в правящих слоях своих (да и в среде духовной: от Чернышевского до Сталина), уступившего сатанинским влияниям, проводниками которых явились в большинств выходцы из иудаизма. Не набожные иудеи, подчеркиваю, а те, кто так или иначе, вырвались из местечкового «гетто»: достаточно овладели русским языком, чтобы воздействовать на русское сознание через прессу; поднабрались «передовых» идей в русских и заграничных университетах, и т.д.

Уже в конце прошлого века люди проницательные понимали, что выход евреев из под раввинского контроля будет способствовать разрушению Самодержавия. Так К.Леонтьев выступал категорически против политики «обрусения» евреев и за ужесточение ограничений «черты оседлости»; Союз Русского Народа в Программе 1906 г. предлагал «помочь сионистам в создании еврейского государства в Палестине и содействовать евреям для переселения их в свое царство» (что до этого планировал Пестель); Владыка Антоний (Храповицкий) призывал местечковых евреев сохранять
«веру отцов», и т.д.

Здесь я бы хотел обратить внимание на то, что мне кажется в этой ситуации парадоксальным: выдающийся православный иерарх призывает евреев оставаться в иудаизме, который (как ему должно было быть известно как никому другому) является с православной т.зр. воплощением апостасии (т.е. отпадения от Бога). Можно ли допустить, что Вл. Антоний выражал здесь волю Бога о евреях? — того Бога, который
желает всем человекам спастись и в разум Истины прийти? — той Истины, которая (как не мог не знать Владыка) есть ничто иное как Православие? Можно ли допустить, что Богу было угодно к стене иудаизма, от рождения заслоняющей от евреев свет Истины (т.е. делающей их как бы «слепорожденными»), присовокупить еще и изоляцию их «чертой оседлости» от России, являющейся как бы земным домом этой Истины?

Да, освобождение евреев от иудаизма несло крестные страдания России. Но только этой «дорогой ценой» могло быть куплено спасение евреев. Я имею ввиду, конечно, не вершины власти и славы, которых евреи достигали в советской России достигали как нигде в мире, а происходящее сейчас обращение части их в Православие, бывшее бы для многих из них невозможным, не пройди два — три поколения их предков через фазу советского безбожия, «уравнявшую» перед Богом их и русских и избавившую их от необходимости отвечать перед совестью, не «предают» ли они «веру отцов» ради льгот, которые в православной России причитались бы им как «выкрестам».

Мне могут возразить: даже сейчас в Православие обращается только небольшой процент русских евреев. Сразу замечу, что среди евреев по всему миру обрашающихся сейчас в какие-либо «христианские конфессии», количественное первенство определенно принадлежит русским евреям обращающимся в Православие. И все же, остается вопрос: соизмеримо ли это количество обратившихся к Истине евреев с теми поистине нечеловеческими жертвами, которые понес русский народ в этом столетии?

С т.зр. человеческой безусловно НЕ соизмеримо. И я по-человечески понимаю тех, кому трудно простить евреям их роли в русской революции. Но у Бога парадоксальные «весы», на которых один раскаявшийся из «жестоковыйного» племени весит больше, чем десять праведников. В притче Отец говорит старшему сыну: "ты всегда со мной, и все мое твое. А о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв, и ожил; пропадал и нашелся" (Лк. 15:31-32). Не к Святой ли Руси это обращено? И не иудеев ли — отпавших от Бога — следует видеть в «блудном сыне»? Не ради ли них, в т.ч., взошла Россия на Голгофу?

В этом связи хочется сказать о последнем русском Государе.

Апологеты «канонизации» (которая, на самом деле, давно произошла) часто упирают на то, что Государя отречься «вынудили». Мне думается, что такого рода «апологии» унижают Царственного Мученика. Отречение от Христа *под давлением* никогда не считалось в Церкви основанием для канонизации отрекшегося в качестве мученика. Мучеником наоборот всегда считался тот, кто под давлением — не отрекся. Мне, кажется, что уже из одного факта мученического венца, носимого Государем (в чем не приходится сомневаться), следует, что его отречение было в высшем смысле добровольным.

Через это добровольное — по образу Христа — отречение от мирской власти, взошла вместе со своим последним Царем на Христову Голгофу и Россия.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment