August 14th, 2007

Лето 2021

Любовь как смерть крепка

Господне есть Спасение... Где-то в ЖЖ встретил вопрос - чем тип социальной зависимого человека отличается от свободного? Только одним: свободный всегда готов отдать жизнь за свою веру и убеждения. Социально-зависимый - никогда.

Собственно говоря, так сословия в истории и возникали. Война, которая "отец всех вещей", обычно все расставляла по своим местам. Те, кто проливал кровь и готов был многократно расстаться с жизнью за веру и други своя, становились свободными, остальные после войны вверяли часть своей социальной свободы им. Затем эта поляризация, возникающая в ходе любой войны, начинала культивироваться в мирное время. Сынов тех, кто проливал кровь, с измальства приучали отдать жизнь за веру и отечество - и, действительно, именно они ее в случае нужды первым делом и отдавали. А те, кто хоронился, учили своих детей уму-разуму в духе щедринского "Премудрого пескаря" и если и шли защищать свою слабую веру, то по социальному принуждению и в последний момент.

В этом смысле христианство это, разумеется, господская вера, вера свободных людей, хотя обращено христианство ко всем, в том числе и к тем, кто во внешнем мире находится на положении рабов. Св.Церковь, не призывая прямо к мученичеству и отдаванию жизней за Веру, тем не менее отлучает от Самой Себя тех, кто во время гонений, спасая свое социальное положение и жизнь, бросает ладан на языческий жертвенник или просто покупает справки о том, что бросал. Хотя, разумеется, Св.Церковь готова простить и таковых малодушных отступников - в случае их покаяния в предательстве и получении прощения и благословения от тех, кто устоял. Большее всегда благословляет меньшее и освещает меньшее, но не наоборот - это нравственный принцип на все времена.

Все имеет свою цену. Если ты не страдаешь за свои убеждения от мира, то и убеждения эти скорее всего не стоят ничего. Мученики же - соль Церкви, на их костях Церковь растет. Абсолютная бессмысленность новых форм т.н. "христианского" гуманизма в том и состоит, что это псевдохристианство общества материального и духовного потребления предлагает не путь крестный, путь Христов, не исход из мира, а путь соглашения с миром и комфортного в нем бытия. На самом деле гуманистическое христианство это... адаптация подлинного, святоотеческого христианства к извечной пескарской религии рабов. Это перверсия изначальных смыслов, ампутация Голгофы, удобная лужица для малодушных и тех, кто не страдает и никогда не страдал.

Христианское откровение потому господская вера, что идет от Господа и обращено ко всем свободным, внутренне свободным, не скованным страхом смерти и страхом потери положения в мире человекам. Только такое христианство и имеет подлинный, апостольский, отеческий смысл. Сам Господь наш Иисус Христос собственным примером подал нам образ жизни христианина, и только тот может считаться Его подлинным учеником, кто имеет такую любовь, что всегда готов за эту любовь отдать не что-либо малоценное, но именно что собственную жизнь. Земная жизнь ничто по сравнению с жизнью вечной. А любовь как смерть крепка... Потому христианская вера для мудрости мира это, в общем-то, "безумие" и "фанатизм". А они, мудрецы и рабы греха - фанатики самих себя, своих фобий и страстей для христиан.
Лето 2021

Национализм - мерзость перед Богом

С неприязнью отношусь к любым формам национализма. Много раз приходилось писать, что в основе любого национализма лежат талмудическо-иудейские представления о богоизбранности, отдающие гниющей плоти предпочтения даже тогда, когда усечена духовная глава. Они - первообраз прочих национализмов, начало и кульминация, альфа и омега их всех.

Тем не менее, с великим трепетом помятую о канонах и законодательстве христианских миров о необходимости сегрегации христиан с веро- и богоотступниками, с их верой, традициями, праздниками, "национальной культурой" и всем тем, чем они закрепляли себя в своем богоотступлении. И помятую о тех, кто часто ради социального удобства внешне обращался в христианство, но не прекращал общения с богоотверженными сродниками своими и помогал им против христиан. И в этом смысле смиренно следую за отцами и учителями Церкви - бл. Августином, бл. Иеронимом, св.Амвросием Медиоланским, свт.Иоанном Златоустом, св.равноап.Константином Великим, св.Юстинианом, свт. Василием Великим и множеством других. И если современный гуманистический мир приклеивает к отеческой вере ярлык "антисемитизма" и обвиняет не только Св.Отцов, не только великие последования православных богослужений, но и само Священное Писание в "антисемитизме", то тогда скажу и я:, верую так же, как святые евангелисты и отцы.
Лето 2021

Власть отцов

После перечитывания одного невообразимо пафосного памфлета Бердяева и нескольких работ по ссылкам его сплоченных отнюдь не христианской любовью последователей-коллег... Как говорил совсем не посторонний (хотя и осуждаемый за излишнее рвение) для всех этих "христианских социалистов" классик, мощи которого по-прежнему благоговейно выставлены в пирамидообразном подиуме в самом сердце страны, "первенствующим вопросом для нас является вопрос о власти". Что ж, согласимся с ним. Христианское общество это власть отцов христианских родов. Власть Святых Отцов в Церкви, власть отцов - глав и старейшин родов - в государстве, власть мужей-христиан в семье. Не христианское - духовная и административная власть любых выскочек и маргиналов, но только не отцов и старейшин христианских родов.

Традиционное библейское сознание рассматривает жизнь человека как протяженость, включенную в протяженность более высокого порядка - род. Современное сознание рассматривает жизнь человека исключительно от рождения до смерти, без всякой связи с его предшественниками и потомками.

Как меня все-таки удивляют новые христианские мыслители-гуманисты. Ведь они, на основании этой искусственной антибиблейской ампутации протяженности и значения рода, всерьез полагают, что все люди рождаются равными и равно от рождения предрасположены к добру. Собственно, тут они следуют общей гуманистической парадигме. Им и в голову, например, не приходит мысль о том, что всякий человек несет последствия грехопадения не только общих для всех Святых Прародителей, но и последствия грехов своих собственных ближайших предшественников. Что все люди чрезвычайно сильно связаны со своими близкими и родными, и что их грехи, их не оконченные линии жизни передаются нам, как передаются круги по воде. Они, разумеется, знают, что написано об этом в сотнях мест Священного Писания. Читали они и жития Святых, 99 процентов которых, как следует из самих текстов житий, рождались в благочестивых христианских семьях. Но отрицают их опыт. И, видимо, неспроста. Ведь подавляющее большинство т.н. "новых богословов" имеют в своих ближайших прародителях отнюдь не набожных и благочестивых православных христиан. Родовая солидарность с согрешавшими и богоотверженными предками не позволяет здраво посмотреть на себя и свою новую для отеческой веры социальную антропологию со стороны.

Они висят в воздухе, не имея корней в Предании. Они восстают на отцов христианских родов, даже на Святых. Собственно, в этом и заключена основная интрига новейшей истории: передача власти от достойных - недостойным. Пресечение преемства власти достойных, власти христиан. Маргинализация Священного Писания и творений Святых как "первобытных", не отвечающих духу времени, "устаревших", "абсурдных" и т.п.

И за всем этим стоит обыкновенная зависть к поколениям достойных и не слишком сильно скрываемая солидарность с собственной, "угнетенной, униженной и оскорбленной" богоотверженной средой. Нужно их по-христиански пожалеть и помолиться об их посмертной участи - она легкой не будет. Всемилостивый Господь может простить личные грехи, но не бунт против отцов земных или "споры" со Своими Угодниками, которые с Ним, как учит нас Св.Церковь, одно. Помилуй новых богословов, Господи, по великой милости Твоей.