Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Categories:

К вопросу о "конституционном перевороте" в Англии мая 1940-ого года


"23 мая 1940 г., меньше чем через две недели после того как Черчилль стал премьер министром, сотни англичан, многие из которых были бывшими военнослужащими, были неожиданно арестованы и заключены в тюрьму по статье 18б. Пресса в то время проводила непрекращающуюся кампанию пропаганды о якобы имеющейся в стране пятой колонны..."

Из той же книги The Nameless War, London 1952 советника Чемберлена Арчибальда Рамзея. Глава 11-я.

Вот она целиком.

*************************************
Глава XI. Статья 18б

23 мая 1940 г., меньше чем через две недели после того как Черчилль стал премьер министром, сотни англичан, многие из которых были бывшими военнослужащими, были неожиданно арестованы и заключены в тюрьму по статье 18б. Пресса в то время проводила непрекращающуюся кампанию пропаганды о якобы имеющейся в стране пятой колонны, которая ждет не дождется когда же высадятся немцы.

Насколько лживыми были эти утверждения можно видеть хотя бы из того факта, что английские службы не смогли привести никаких доказательств существования какого-либо заговора, или участия в подобной деятельности ни против единого из арестованных!

Если бы такие доказательства были, то разве правители упустили бы возможность провести суд! Но ни одному из арестованных не были предъявлены обвинения в суде.

Четыре обвинения были сфабрикованы против жены выдающегося адмирала Никольсона. Над ней состоялся суд, но присяжные признали ее невиновной по всем четырем пунктам. Но она была арестована, когда выходила из зала суда. Она была заключена в тюрьму по статье 18б, где она находилась в течение нескольких лет.

Статья 18б сначала была введена для борьбы с членами Ирландской Республиканской Армии (ИРА), которые совершили несколько террористических актов в Лондоне. Без той статьи ни один подданный короля в Англии не мог быть арестован без наличия достаточных улик, т.е. всего лишь по подозрению. Кроме нескольких периодов серьезной смуты, подобные методы были делом далекого прошлого.

Та статья дала возможность ввести средневековые процедуры ареста и заключения по подозрению, без формальной отмены существующих законов, гарантирующих неприкосновенность личности. Это было, по существу, возвратом к системе, существовавшей во Франции при монархии. Люди могли быть заключены в тюрьму без формального обвинения и решения суда. Но следует отметить, что за ними сохранялось право поддерживать контакт с их семьями, им разрешалось приносить в тюрьму свою еду, включая вино, свою посуду, постельное белье, приводить туда слуг. Но обращение с заключенными по 18б было совсем другим, с ними обращались хуже, чем с уголовниками.

А что касается ИРА, то в то время большинство ее членов были коммунистами. Я послал запрос Министру Внутренних Дел (Ноmе Secretary), где предложил поставить ему информацию по этому вопросу, если он согласится его рассмотреть, но ничего не добился. И вот из-за нескольких актов терроризма, совершенных коммунистами, была введена та драконовская статья. Но несмотря на то, что официальной причиной введения той статьи была деятельности ИРА, очень мало ее членов были арестованы. Зато сотни и сотни других людей содержались под арестом по нескольку лет, некоторые до пяти, без предъявления обвинений, чье "преступление" состояло лишь в том, что они пытались сопротивляться еврейскому влиянию и их попыткам втянуть Англию в войну.

Учитывая, что коммунизм исходит от евреев, стоит ли удивляться, что ИРА, в которой коммунисты играли такую важную роль, стала инструментом для введения такого драконовского закона! Чего было проще для власть имущих - договориться с ИРА подложить несколько бомб в Лондоне, а в результате получить закон, который они с таким успехом использовали для подавления оппозиции политике втягивания Англии в войну!

В нашей стране каждый гражданин имеет право на свои взгляды, и там, где мы не можем предоставить доказательства, мы вполне можем сказать - "у меня имеются основания полагать..." И в отношении той статьи у меня есть основания полагать, что обрисованный мной сценарий был разыгран для создания в стране соответствующей атмосферы, которая бы позволила ввести ту статью. Когда статья была впервые предложена на обсуждение Парламента, ее формулировка была такая, что министр внутренних дел мог иметь право проводить аресты тех, в отношении которых он был уверен, что такие меры необходимы. Терминология была весьма прозрачна - никаких других мнений не требовалось, все основывалось технически лишь на мнении одного чиновника, т.е. ему давалась бы в этом отношении неограниченная власть.

Но Палата Общин наотрез отказалась пропустить статью в такой формулировке, это бы означало сдачу их ответственности за соблюдение прав и свобод граждан, их полномочий проводить надзор за их соблюдением. Правительство вынуждено было убрать ту статью с обсуждения, но спустя буквально несколько дней они опять поставили ее перед Палатой Общин, но на этот раз в слегка другой формулировке. Правительственные крючкотворы теперь использовали слова "имеет достаточные основания считать..." Согласно им эта формулировка содержала в себе достаточно гарантий неприкосновенности личности. Члены парламента, надо полагать, остались под впечатлением, что они будут иметь возможность решать, являются ли причины, предъявленные правительством, "достаточным основанием" для ареста. Поразительно, но тот закон прошел, несмотря на несогласие многих членов с его формулировкой.

Два года спустя, когда была проведена волна арестов и адвокаты арестованных требовали открытого суда или хотя бы разрешения членам Парламента ознакомиться с делами арестованных, им был дан ответ, который был спущен от самого генерального прокурора, что слова "имеет достаточные основания считать..." равносильны слову "уверен".

Так что в отношении суда дела были закончены, хотя один лорд сделал очень критические заявления о сложившейся ситуации.

Я сам был арестован по той статье 23 мая 1940 г, и заключен в тюрьму Брикстон без каких-либо формальных обвинений, предъявленных против меня. Мне был предоставлен список с причинами почему я был арестован, "список нарушений", как его назвали, и больше ничего, и только после более чем четырех лет заключения, 26 сентября 1944 г. мне было сообщено из МВД, что мое заключение окончено.

Что касается того "списка нарушений", то я на него ответил во время моего допроса, который проводился так называемым "совещательным комитетом". Я не знал от кого исходят обвинения, не мог предоставлять свидетелей, мне не было разрешено нанять адвоката. Этот "список нарушений", а также мои ответы на них были предоставлены спикеру, а также членам Палаты Общин, они также предоставлены в дополнении к этой книге. Тот "список нарушений" был основан на поразительном утверждении, что моя антикоммунистическая деятельность была всего лишь прикрытием для предательской деятельности!

Насколько лживым является это утверждение, можно судить хотя бы из того, что все предшествующие десять лет я беспрестанно занимался антикоммунистической деятельностью, что можно судить по законам, которые я вносил, по речам, сделанным мной, по вопросам, которые я задавал в Парламенте.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments