Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Categories:

Жизнь пай-мальчика в СССР...

.
...была в целом странной и противоречивой. С одной стороны хорошее поведение приветствовалось даже и в пролетарском государстве, а с другой стороны излишняя культурность вызывала раздражение, непонимание и подозрения. Подозрения даже в первом классе французской спецшколы, куда отдали меня поначалу родители. Ведь к семи годам я уже разговаривал с учителями и сверстниками правильным дореволюционным русским языком своей бабушки Елены, старательно вворачивал в речь вежливые архаизмы. Но излишняя вежливость оскорбительна. Особенно в СССР образца 1976 года, где так не говорил уже никто и где не приветствовались т.н. "чистая литература" и "чистое искусство" (так тогда именовалась русская словесность). Над моими цветистыми оборотами холодно смеялись, требовали "говорить короче и проще" и раздраженно обрывали на полуслове. Поэтому уже с первого класса я осознал серьезные коммуникативные проблемы, бдительность и классовое чутье моих преподавателей, а так же твердую как бетонный заводской забор реальность советского социального расизма. В 1920-х годах уцелевшие мои родственники, включая и бабушку Елену, были "лишенцами" де-юре. В 1976-ом из-за характера своей устной речи я чувствовал себя лишним де-факто. И это было непростое для семилетнего мальчика чувство.

Я рассказываю об этом потому, что часто слышу странные претензии, обвинения в высокомерии. Дорогие мои, я родом из мужицкой психбольницы, которую вы считали "государством" и своей "Родиной", хотя митр.Антоний (Храповицкий) еще когда вам говорил, что "христиане - не подданные сатане". Да, для кого-то "психбольницей" являлся советский завод, моногород, колхоз, армия или тюрьма, а для меня даже и столичная французская спецшкола. Ведь и в элитных советских учреждениях тон задавали люди с серьезными душевными девиациями. Чуть-чуть чему-то выученные, но находившиеся явно не на своем месте. Моими преподавателями были люди деминутивные, анекдотические, не помнящие не только нормального русского обращения, но и своего рода-племени - бывшие общинные селяне, горожане в первом-втором поколении строгих коммунистических убеждений. Да, я с детства рос со всеми вами, ходил рядом, дышал одним воздухом, но никогда, с самого детского сада, "вашим" не был. И чувствовал по отношению к себе лишь одну только пламенную классовую ненависть таких же как вы добрых и заботящихся о моем душевном здравии, но не имеющих такта, городской дореволюционной культуры и даже тени богоподобия соотечественников. И теперь, когда в стране что-то изменилось, в том числе и посильными трудами моей юности, и трудами множества моих живых или умерших уже близких, людей настоящих, жертвенных и сильных, вам лучше помолчать. Говорить, тихонечко растягивая слова, буду на избранные темы я, от своего и своих родственников, единомышленников и друзей, в том числе покойных, имени. Люди, выросшие в СССР, но равнодушно принимавшие в 1970-х-1980-х годах советскую реальность как свою, для меня как люди не существуют вовсе. Да и для Бога, если они до сих пор не раскаялись в жизни своей в обнимку с антихристом или тянут из советского прошлого те или иные духовные конструкции антихриста вроде советских квазирелигиозных праздников, их как людей, к сожалению, просто нет. Я ведь и по матушке своей и по отцу из семьи "недобитых", которых вас учили бояться и ненавидеть с детства. И этот барьер, несмотря на постепенное, очень медленное и противоречивое ваше нынешнее "очеловечивание", сохраняется и по сей день. Мы с вами, хотя и выросли рядом, существа с разных планет, ибо между благодарными потомками палачей и потомками их жертв общей меры нет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments