Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Categories:

Неименуемое господство

.
Цикл Дмитрия Евгеньевича о Булгакове подошел, кажется, к финалу. И этот цикл, пожалуй, стал вершиной того, что Галковский написал за всю жизнь. Он не сказал последнего слова, сохранил тайну (татуировка Наполеона), но так быть и должно, не все же карты в руки безымянному ленивому читателю, всем нам. В целом же картина передана весьма точно - русский Булгаков в колониальной идиотической среде кувыркающихся "азиатов". Только вот почему все-таки "русский" и в среде "азиатов", если биологическими восточными славянами были как до революции, так и после нее, абсолютное и подавляющее большинство? Биологическими славянами и сейчас является 82% населения этой страны. "Русскими" же Галковский явственно пытается называть людей, принадлежащих к российской европейской дворянской культуре, реликтов прежнего культурного имперского общества. Но, во-первых, сам Булгаков по такой классификации "русский" совсем недавно, русский во втором поколении, сын профессора, отец которого был крестьянином орловской губернии, так что советские пьесы Булгакова можно объяснить не только необходимостью заработка, но и причинами до боли прозаическими - они ему и сами отчасти были близки, ведь крестьянином был его собственный дед. И, во-вторых, русское дворянство, как и дворянство в целом европейское, было в 19-ом веке абсолютно наднациональной, в рамках Европы, аристократической культурной средой. "Азиатами" Галковский именует советских людей, людей восточнославянской деревенской культуры, проходящих процесс эмансипации в 1920-1930-х годах в некогда европейских городах Российской Империи. Да, среди них были тоже инородцы и полуинородцы, как и среди русского дворянства, но инородческий элемент русской крестьянско-городской культуры был радикально иным - не таким как у культурных русских. Среди советских писателей было множество полуевреев, полукавказцев, полуцаган, полумордвы, представителей других азиатских народов, но не было полунемцев, полуфранцузов, полуангличан, полушотландцев как среди представителей изгнанного из страны русского господского слоя. Знаменитые "англофилы", "франкоманы" и "германофилы" русских литературных и политических споров 19-ого века это они и есть - люди, не только умозрительно тяготевшие к той или иной европейской культурно-политической традиции, но и буквально выдававшие за представителей служивших Российской Империи англичан, французов, немцев своих дочерей и сыновей. Поэтому понятно откуда появились "азиаты" в рассуждениях Галковского о представителях советской городской культуры 1920-1930-х годов (метисы восточных славян и представителей азиатских народов), но совершенно непонятно кто такие "русские".

Так вот - "русские" у Галковского это эвфемизм аристократической наднациональной европейской культуры вообще, для которой что "русское" что "французское" это не более чем обыгрываемые с юмором акциденции. Граф Уваров, придумавший "русский народ", сконструировавший его в точности по учебникам немецких профессоров. Русские цари, прикрытые фиговым листком "Романовых", но по мужской линии и официальному именованию генеалогов Гольштейн-Готторпы. Русский военачальник Барклай или Багратион (про "русского" Суворова многозначительно промолчу). Автор первого толкового словаря живого великорусского языка датчанин В.Даль или родоначальник русской исторической науки немец Герхард Фридрих Миллер. Главное свойство этого слоя все-таки не в марлевых и продувающихся насквозь перегородках европейских "национальностей", которых для культурных людей того времени, говоривших и писавших на пяти-шести европейских языках, просто не существовало, а сама их сословная принадлежность, которая и делала их, таких разных, но подданных одного европейского двора, "русскими людьми" (неграмотные крестьяне национальности в значении принадлежности к той или иной культурно-политической, но всегда европейской традиции, к тому или иному европейскому двору, не имеют, это роскошь и интеллектуальная игра вроде крикета или гольфа исключительно господских европейских слоев) "Русский" 19-ого века, то есть человек с национальным русским самосознанием, принадлежащий к российскому культурному и политическому классу, это, во-первых, европеец, во-вторых - член российского господского слоя, в-третьих - практически всегда человек, в поколениях которого текла отнюдь не одна лишь славянская кровь, но и кровь немецкая, английская, французская, греческая, грузинская, польская, кровь представителей разных по этническому происхождению аристократических фамилий Европы (в некоторых отдельных случаях наличествовали и очень отдаленные предки татарской знати, генетическое влияние которых к 19 веку за толщей прошедших веков уже не чувствовалось). А крестьяне 19 века это не "русские", но тамбовские, рязанские, калужские, "тутошние" мужики - именно так, "тутошние", они всегда и определяли свою "национальность" сами. Однако поскольку предки Галковского к русской господской среде никогда не принадлежали и имеет он, как и Булгаков, малокультурных поповско-крестьянских восточнославянских предков, русских в первом-втором поколении, то назвать вещи своими именами он не может. Для него есть сонм азиатов-советских и "единицы выживших русских", ага. Мол, раз русские это, на контрасте с советскими, хорошо, то и крестьяне из его родословной это тоже хорошо, потому что "тожерусские", от которых ему, Дмитрию Евгеньевичу, тожерусскость чудесным образом через три советских пролетарских поколения передалась, а вот другим советским почему-то нет. Но крестьяне это и есть то, что стало советским человеком. Более того - они всегда, задолго до 1917 года, были советскими людьми.

Отсюда и фигура умолчания. "Русский" Галковского это человек с благополучной городской дореволюционной генеалогией, но сам-то он, Галковский, кто? "Последний в мире русский") Нет, он всего лишь постмодернистский философ "Бендер" на обломках великой мертвой культуры, увы... И когда он приписывает русскому во втором поколении Булгакову выведение самого себя в образе Бендера в романе Ильфа и Петрова, он говорит о себе самом - это не Булгаков, а сам Галковский, великолепный и весь в белом, хозяин верхнего интеллектуального дискурса сошедшей с ума и ликвидировавшей свой собственный наследственный господский культурный слой страны. Таким замечательного Дмитрия Евгеньевича знаем все мы - великим комбинатором от литературоведения, просвещающим местные толоконные, еще вчера крестьянские умы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments