Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Categories:

Как открываются глаза или почему чалма не лучше тиары

.
Это трудные для меня слова, но я обязан их сказать - они не повредят моей верности отцам и догматам Восточной Церкви, однако внесут коррективы в господствующие в последние столетия в восточнохристианской среде исторические и политические мифы, созданные предателями. На падение Константинополя я, будучи антиэкуменистом по своим воззрениям на догмат о Церкви, всегда смотрел глазами московитской вообще и московитско-поповской, в частности, пропаганды - мол, великий град пал потому что принял Унию, и его падение есть наказание Божие за измену в вере. С тех пор как понял, что ни той ни другой оптике доверять в полноте нельзя, что московиты as we know them это выращенные Ордой изменники христианскому и русскому делу домонгольских русских князей и святых, а восточные попы от Москвы до Царь-Града почти сплошь политические коллаборанты (во всяком случае последние 500-700 лет они только этим, прогибаясь то под татар, то под турок, то вообще под богоборческую власть и занимались), моя убежденность в этой "непреложной истине" поколебалась. И я стал внимательнее изучать все, что относится в анналах к последнему византийскому императору Константину XI Палеологу, принявшему смерть с оружием в руках во время штурма Царь-Града в качестве простого воина, но заранее обвиненного попами в духовной измене (за то, что разрешил союзникам-латинянам отслужить обедню в Софийском соборе - не причащался с ними, не молился, а просто разрешил им самим помолиться накануне неминуемого падения города и ожидавшейся всеобщей христианской гибели его православных и католических защитников). Политическим лидером поднявших по этому случаю возмущенный гам византийских ревнителей-зилотов был Лука Нотарас, автор бессмертного "лучше власть чалмы, чем власть тиары", командующий византийским флотом, а войско папы именно по причине поднятого в К-поле влиятельными военачальниками и монашествующими скандала в город запоздало. Император, не получив по вине зилотов военной помощи Запада, не пошел, тем не менее, против зилотов пока не увидел в их деяниях в последние дни перед штурмом подлинного акта предательства. И вот что характерно. Смерть последнего византийского императора, который, соблюдая каноны Восточной Церкви с латинянами не молился, была более чем честной и похоронен последний император Византии в храме Святой Феодосии, где накануне ночью он молился вместе с Патриархом. А смерть фактического коллаборанта и вождя зилотов Луки Нотараса была позорной. Он сначала сдал туркам башню Керко, позволив им укрепиться там и прорваться, потом был императором за это обвинен в гос.измене, но сумел перед ним оправдаться. А потом, после взятия города, султан Мехмед II сначала сделал его как коллаборанта и своего слугу губернатором К-поля, что подтвердило подозрения последнего и мертвого к этому часу византийского императора о его, Луки Нотараса, предательстве. Но спустя всего несколько дней султан изощренно унизил новоиспеченного греческого коллаборанта-губернатора, потребовав его сына в свой гарем, и затем казнил вместе с родственниками. Жена вождя зилотов попала в рабство и умерла по дороге в Адрианополь. Вот оно, божественное воздаяние предателю, преувеличившему и исказившему сближение императора с латинянами. И вот оно, немедленное опровержение мифа о том, что чалма лучше тиары - чалма это безвозвратная смерть в том числе и предателям, а некоторые религиозные заблуждения латинян с помощью церковной дипломатии можно поправить пока они живы - и пока живы православные. В падении Византии, которую защищало и восточное и западное рыцарство, виновата не византийская религиозная дипломатия, а зилоты не по разуму. Им это урок - да, молитвы с латинянами врозь, но перед лицом общей угрозы со стороны мусульман должна быть хотя бы ясно выраженная благодарность по отношению к тем, кто пришел из далекой Генуи и Венеции умирать за дело христианства вместе с православными. Негоже защищающих твой дом от общего и главного врага всех христиан именовать "собаками", даже если тебя с ними разделяют тонкие нюансы в толковании Тринитарного догмата.

Константин XI Палеолог, последний византийский император, провел свою последнюю ночь молясь вместе с последним независимым от чалмы византийским патриархом, епископом константинопольским Афанасием II, который так же погиб во время штурма на следующий день вместе с ним. И, если патриарх погиб как священномученик, то император Константин погиб как христианин, находящийся с ним в полном церковном общении, и погиб как рыцарь. Этим фактом совместной молитвы императора и патриарха подтверждается религиозная ортодоксия императора, которого зилоты обвиняли в униатстве, так как Афанасий II был безусловным противником Унии в религиозном, а не политическом, смысле - в присутствии Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского Патриархов незадолго до падения Града Афанасий II подтвердил отречение Восточных Церквей от унии, провозглашённой Ферраро-Флорентийским Собором 1439 года. А значит Константин XI Палеолог умер не только смертью рыцаря, но и умер после ночной молитвы с патриархом, который его поддерживал (возможно, он так же ночью исповедовался ему и причащался), с патриархом-антиуниатом, человеком абсолютно православным. А зилоты не по разуму в лице своих политических вождей всех и подставили.

Я, повторюсь, антиэкуменист и антиуниат, но в своей жизни насмотрелся уже, например, лицемерного патриархийного зилотства. Что угодно, даже причащение из одной Чаши с католиками (чего в 1453 году и в помине не было), лучше, чем знаменитое антиэкуменическое сталинское "Всеправославное Совещание" 1948 года, отвергшее экклесиологическую ересь экуменизма ради... провозглашения Сталина "совершенным человеком" и законным правителем России, освободителем Европы по Божией воле. Предатели дела христианства, назвавшие величайшего христианского гонителя словами, которые ранее употреблялись только по отношению к Сыну Человеческому, могут мимикрировать под сколь угодно суровых догматических ревнителей, но подчиняются не Христу, а своим мирским богоборным владыкам и полностью пляшут под их дудку, подстраивая свою догматику под политические нужды оных владык. Когда Советам участие МП в экуменическом движении спустя всего 12 лет вдруг политически потребовалось, МП немедленно забыла весь свой послевоенный антиэкуменизм и превратилась в полностью экуменический и послушный руководству СССР инструмент международного влияния богоборческой власти. Полагаю, что и некоторые византийские зилоты, особенно из числа тех, кто громче всех кричал, что чалма лучше тиары и кто открыл двери туркам, просто не хотели умирать как рыцари и как священномученики. По человечески эта трусость понятна (со стороны Генуи, Венеции или Рима им опасаться за свои жизни было в середине 15 века нечего, в отличии от опасности со стороны турок), но страх вообще "отец всех грехов" и его нельзя искупить мнимым зилотством в вере. Да и вообще жизнь сложнее пропаганды и схем, особенно схем, нарисованных в бывшем Московском Улусе Золотой Орды времен Василия Тёмного, легко раздававшего татарам русские города "на кормление" в случае, когда воевать с ними было хлопотно и боязно и обвиненного другими русскими князьями именно в этом грехе (по свидетельству Карамзина Дмитрий Юрьевич Шемяка, Иван Можайский и Борис Тверской говорили московскому князю при его ослеплении: «Для чего любишь татар и даешь им русские города на кормление? Для чего серебром и золотом христианским осыпаешь неверных? Для чего изнуряешь народ податями? Для чего ослепил брата нашего, Василия Косого?") или, тем более, в Турецкой Церкви, именовавшей султана "Солнцем Вселенной", покупавшей у султана патриаршие и епископские титулы-кафедры и поставлявшей в гарем султана христианских мальчиков. Никакие нравственные девиации, тем более явная и практически открытая симония, не могут быть оправданы верностью догматам Восточной Церкви, а поведение Московского княжества XIII-XV и последующих веков со всем его политическим ордынством, убийствами желавших сражаться с татарами русских православных князей и картинным антизападничеством не имеет ничего общего с защитой христианской веры - это поведение трусов и азиатских коллаборантов, всегда принимавших сторону сильного и оправдывавших это боязнью поглощения Западом и догматикой, о которой, к слову, на Руси до 18-19 века вообще имели смутное представление - сомневаюсь что хоть один богослов Московского Царства кроме приглашенных греческих вроде Максима Грека, учившегося в Италии, мог объяснить, чем латинская вера отличается от православной. Но и святой Максим Грек был узником и врагом московской державы, и, укоряя Москву за азиатские порядки, ставил "правоверным" московитам в пример иноверцев-германцев.

Я православный христианин, грешный, немощный, но верный древним догматам и христианским идеалам домонгольской Руси и Российской Империи. Однако верность Вселенским Соборам, отцам и вероучению Восточной Церкви, а так же верность Киевской, Владимирской, Новгородской, Псковской, Петербургской Руси не требует от меня политической лояльности продажному Фанару или не менее продажной и трусливой Москве, послушным политическим сателлитам Азии в лице некоторых общественно-церковных деятелей Турецкой Церкви или безнравственных, аморальных и темных правителей Московского княжества. Достаточно и того, что я не считаю их полностью от христианства отпавшими, хотя без московского политического православия XIII-XVII веков история России была бы иной и невозможно было бы ни пещерное московское антизападничество, ни технологическое и социальное отставание от Европы, ни ужасные азиатские порядки в христианской и европейской по именованию державе, ни современное нам сергианство, возникшее по причине окончательного краха европейской РИ ввиду в том числе общепоповского синодального московского предательста марта 1917-ого, живоцерковного раскола, сергианского раскола (деятели которых были, наравне с православными, участниками Поместного Собора 1917-1918 гг, а затем прямыми соработниками богоборцев вопреки анафеме патриарха Тихона), и повторного обращения России к антиевропейским "ценностям" самой дремучей, холистской, рабской, хилиастической и деспотической Азии. "Чалма" Турецкого Православия (а затем, в 20 веке, и большевистский пентакль вместо креста на куполе храма в Троицко-Сергиевой лавре) ничем не лучше тиары. Однако церковные и политические власти России XXI века, будучи духовными и политическими почитателями одновременно и наихудших страниц истории Московского княжества, и вообще богоборческого по прямой своей природе СССР, и вступившие вновь в конфликт с Западом, развивающие ныне альтернативный и недружественный Европе глобальный проект российско-азиатской политической, экономической и культурной интеграции, считают иначе. История их ничему не научила, они по-прежнему готовы быть данниками азиатских народов, младшим сырьевым партнером гигантского промышленного Китая, дружить с руководством Ирана, Сирии, Северной Кореи и прочими одиозными режимами Азии лишь бы не быть влиятельной частью старушки-Европы, каковой являлась Россия и во времена владимирской Руси кн.Андрея Боголюбского, и во времена императоров Российской Империи. Что ж, вольному воля, но меня этот лицемерно-зилотский антиевропейский пыл бывших сотрудников карательных органов Советского государства совершенно не вдохновляет. Не вдохновляет настолько, что я уже готов отказаться и от имени русского, лишь бы не считаться "русским" по версии "защищающей русских и всех консерваторов Европы" евразийской Москвы, и от европейского неоконсерватизма, выросшего некогда из консервативных европейских университетов, но ныне перекупленного адресными грантами европейским правым со стороны Кремля и менеджмента Газпрома. Пусть я лучше буду немцем и ультра модернистом, чем таким "русским" и таким "европейским консерватором" каким меня хочет видеть Страна Советов, "чудесным образом" и крайне нечувствительно, без всякого раскаяния за дела советского прошлого перековавшаяся вдруг в "антизападную Византию", в страну, проделавшую путь от "научного" богоборчества до ядерного гаранта, защитника и попечителя всех "традиционных религий" и "всех консерваторов планеты" за четверть века непринужденно и легко, как перевоплотившийся актер в дурном провинциальном театре. Православным немцем в наши постмодернистские времена быть спокойнее, чем вежливым русским зеленым человечком на побегушках у православных чекистов в новой редакции подрывного по отношению к Европе "Коминтерна", именуемого ныне в обиходе и официальных воззваниях "друзьями Русского Мира". Дело-то не в именах, а в сути. Что бы они не делали у них всегда получается "автомат Калашникова", православный СССР и православная Северная Корея (см. последние чекистские марионеточные режимы на юго-востоке Украины, а так же в Приднестровье - ну чем они не "православные КНДР", причем в совершенно явном виде?). Если советские это русские, и они уже весь мир в этом убедили, то лучше всего вздохнуть, пожать плечами и тихонечко пройти мимо.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments