Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Categories:

В защиту Сталина и о первом русском народном государстве

.
Не бойтесь, я не стал новым Е.Х., мои убеждения не изменились ни на ломанный пфенниг. Просто кому-то надо сказать то, о чем двадцать пять лет стыдливо молчали. Этот текст, возможно, попадет в top'ы, за него меня будут опять бить и ненавидеть, сюда сбегутся толпы бдительных граждан с угрозами. Может быть даже на этот раз и убьют, тем более что сейчас, ввиду моей инвалидности и пошатнувшегося здоровья, это совсем не сложно. Жалеть меня, впрочем, вовсе не нужно, мне не привыкать, на мне все равно пробы ставить негде. А слово неприятное необходимо сказать. И, быть может, оно хоть немного изменит эту вселенную.

Недалекие перестроечные авторы четверть века назад представляли нам Сталина каким-то кащеем-каннибалом, извращенным садистом, чуть не красным кхмером, который положил сорок миллионов человек. Но в сталинской России сам Сталин был "единственным европейцем" и даже ангелом на фоне гораздо более страшного зверя, которого великий и ужасный Коба сам боялся до икоты и чью волю беспрекословно исполнял до самой смерти. Я назову этого зверя, имя которого боятся даже произносить, сваливая все на Сталина - терпение, мои дорогие читатели, терпение.

Кто такой Иосиф Джугашвили на самом деле, а не в кривом зеркале розовых наследников февралистов? Типичный серебряновековый декадентский поэт начала XX века, причем, как считают специалисты, не самый худший. Образованностью и талантом особо не блистал, но, как говорят знающие люди, таки выучил немецкий. Учился в семинарии, потом из нее сбежал, пописывал вирши. Не чужд был поэтических салонов, философских вечеринок и относительно интеллектуального общения. Не кхмер, не хунвейбин точно, хотя, временами и по необходимости, грабитель. Он не хотел убивать сорок миллионов, даже мысли такой не было. Представители его партии и он вместе с ними вообще особо кровожадными не являлись - изначально они хотели убить вовсе не сорок, а всего четыре миллиона, в десять раз меньше. Вся их нехитрая идея состояла в том, что в России необходимо физически ликвидировать господский класс (личное и наследственное дворянство) и только его, плюс небольшое количество примкнувшего купечества. То есть отнюдь даже не "буржуинское сословие" все, иначе зачем бы большевикам давали деньги сами иные купцы-миллионщики?

Как все начиналось? В 1917 году большевики развязали Гражданскую войну, заставили мужика (народ) причаститься христианской кровушкой. Но мужик тогда еще не был гегемоном-субъектом. Мужик оставался мужиком, т.е., за редкими исключениями, послушной любому неглупому человеку молчаливой скотиной, которую набирали в свои армии и белые, и зеленые, и красные. Мужик не шибко разбирался во всем этом цветовом многообразии. Для мужика блистательный Троцкий и даже "посредственный" Сталин, не говоря уж о дворянине Ульянове, был в те годы тем же самым "городским", барином. Да, интуитивно мужик в массе выбрал именно большевиков, к ним пошла большая часть воевавшего в Гражданскую населения России, ну так и до революции мужик одних бар любил, а других люто ненавидел. Баре-большевики были всегда ему любы и симпатичны.

В 1923 году закончилась Гражданская война, Россия лежала в развалинах. Чтобы восстановиться большевики еще раньше ввели НЭП. А погромивший усадьбы, отведавший барской кровушки и обобществивший по ходу барских жен довольный собой мужик вернулся потихоньку, лузгая как всегда лениво семечками, к прежней своей сонной жизни, на заводы и к сельскому хозяйству. Страна при НЭПе вновь расцвела, довольно быстро зализала свои раны. И году к 1925-1926 большевики, наконец, смогли приступить к своей главной задаче. Их идея-фикс, как известно, состояла в том, чтобы сделать мужика субъектом истории, заставить его управлять государством. А для этого мужика необходимо было научить хотя бы грамоте, а так же, что было гораздо более важным, дать почувствовать мужику что его голос чего-то значит. И вот за мужика взялись "сознательные пролетарии" из городов, довольно часто почему-то оказывавшиеся сознательными разночинцами-поэтами ленинско-сталинского разлива. Повсюду в России создавались специальные сети по отлавливанию мужика и привития ему гражданского чувства, сначала их называли "митингами", а потом "собраниями". Они были просто везде, на всех уровнях - от глухой таежной деревеньки до Кремля, и везде, даже в городах, мужик приветствовался как "носитель власти" - ему внушали необходимость крайнего самоуважение. Вдруг мужик узнал, что он, оказывается, "гегемон", и что его слово что-то для образованных да значит.

Эффект был ошеломляющим. Мужик почесал репу, прищурился, подбочинился и сказал - ладно, я теперь здесь главный. И первое что потребовал от большевиков стомиллионный российский мужик-левиафан - убрать "самых умных", чтобы все вокруг были одинаковыми. Так началось падение Троцкого, а затем и всей эстетско-декадентской старобольшевистской ленинской гвардии. А с середины 1930-х начали резать уже не "старболов", а вообще любой городской левый сброд, хоть на капельку отличающийся интеллектом. Мужик на "митингах" и "собраниях" по всей стране начал массово и громогласно требовать уже не господской крови, которой к тому времени давно и не осталось, а крови вообще всех не таких, как он сам, всех более развитых. И с Россией в целом произошло то, что сейчас мы наблюдаем в Думе, где условный "Кара-Мурза" или "Холмогоров" редуцировался до условной "Мизулиной". Постепенно остался один Сталин. Ибо Сталин был понятен мужику и, главное, Сталин боялся свое чудище Франкенштейна как огня и шел у него на поводу. В отличии от своих бывших упромысленных соратников он понимал мужика отлично. Мужик именно при нем стал членом собрания, общественной фигурой и субъектом истории, но это не заслуга Сталина. Этого хотели изначально все левые мыслители, образовать мужика и выдвинуть его на передний план, превратить его тупое деревенское молчание в "рев миллионов" и "волю народа". Что хотели - то и получили. Сталин просто наиболее хитрым и осторожным из всех старых большевиков в это время оказался.

Именно Сталин как неглупый человек отлично, впрочем, понимал, что мужик в 1930-х на всех уровнях власти и на сотнях тысяч своих "собраний" по всей стране, требовавших крови "врагов народа", совсем зарвался. И что если всех "вумных" казнить страна может в грядущей войне не выстоять, не говоря уж о проблемах с экономикой и других неприятностях. Поэтому конец ежевскому террору Сталин положил сам. И о "перегибах на местах" - это тоже "европеец" и серебряновековый поэт Сталин. Но в целом Сталин накрывшему страну в 1930-х годах грозному реву "Русского Мира", мягко пятясь назад и латая "перегибы на местах", успешно поддавался.

Вот почему, друзья, народ наш-богоносец так любил и по-прежнему любит Сталина. Он народный вождь, исполнявший волю миллионов. И вот почему все убогие попытки представить Сталина "тираном", насилующим народ, тщетны. Сталин не тиран, а раб Русского Мира. Сталин - раб Советской России, т.е. традиционной русской деревенской общины с присущем ей первобытным коммунизмом на новом этапе исторического развития - настоящий, а не мнимый, слуга народа. А русский народ это, к сожалению, и есть тот самый зверь, про которого я сказал в самом начале - зверь страшнее Сталина.



Русское народное государство нашло свое наиболее полное выражение в сталинской России 1930-х годов, звездном часе и триумфе "Русского Мира", русской общины. А сейчас этот же самый народ, подняв на щит имена тов.Сталина и тов.Артема, построил свой карликовый "Русский Мир" на Донбассе, который он хочет, тем не менее, распространить и на всю РФ в ближайшее время. И вы все о специфическом донбасском государственном строительстве, гуманизме и человеколюбии читали. Ну а теперь пусть меня казнят) Всем доброго вечера.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments