Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Главный вопрос нашего спасения

«Ибо сказываю вам, что никто из тех званых не вкусит моего ужина, ибо много званых, но мало избранных» (Лук. 14:24)

Всякому имущему дано будет, а у немущего отнимется и то, что имеет» Лук. 19:26



Почему девяносто пять из ста житий Святых повествуют нам о том, что либо эти Святые родились в благочестивых христианских семьях, либо в почитающих нравственный закон добропорядочных языческих, а редкие исключения только подтверждают правило? Почему ни в одном житие не говорится о том, что данный Святой до своего обращения лгал или лицемерил, но, напротив, подчеркивается честность, благородство, устремленность к Богу и общему благу, благочестие по мере возможности таковых людей даже и в тьме языческой?

В учение Церкви главным вопросом является обетованное христианам спасение человеков, ибо ради него только главное служение Св.Церкви, ради него подвиг Христов. Однако в последнее время со мною происходит что-то очень важное. Я начинаю все яснее понимать, что большинство "прописных истин", которым меня стремились научить, весьма от евангельских и святоотеческих далеки, хотя по форме под них мимикрируют.

Нас учат: «Неважно, какой человек грешник, ибо все – грешники. Главное исповедовать Православие и не изменять догматике»

Еще нас учат: «Человек, подверженный смертным грехами в Св.Церкви не по неведению своему, а по греховной слабости, всегда может сам «в конце жизни» измениться ко благу и стать праведником»

Еще нас учат, что «Человек, причащающийся во Святой Церкви, постепенно оставляет свои смертные грехи под воздействием жизни во Святом Духе и «предуготовляется ко спасению».

Мои наблюдения прямо противоречат описанной выше картине.

1. За годы, проведенные в Церкви, от исповеди к исповеди я каюсь в одних и тех же грехах. Никакого прогресса в их преодолении нет. Я каюсь и возвращаюсь к ним вновь. Не стремясь никого судить, замечу, что по тем же самым наблюдениям эта ситуация является достаточно распространенной и среди других людей. Если же говорить в общем, то те, кто пришел в Церковь, будучи людьми скромными и честными, так честными и остаются. Пришедшие лицемерами остаются лицемерами. Малые улучшения в одну сторону или ухудшения в другую не меняют общей картины. Впрочем, термин "лицемер", как и термин "честный", тут означают лишь условный полюс нравственности, а не конкректных людей - в реальной жизни все существует в смешении.

2. Мы молимся о самом ниспослании нам покаяния. Бог посылает благодать покаяния и без надежды и упования на Бога мы сами даже покаяться не способны. Способны лишь о нем просить.

3. Но если мы видим, что ни мы сами, ни люди вокруг нас, существенно не меняются, означает ли это, что Господь не слышит наших молитв?

4. Вероятно, да. Но ведь сказано же: у неимущего отнимется, а имущему дано будет. Почему мы решаем, что имущие (избранные ко спасению) это именно мы? Только по факту формального членства в Св.Церкви?

5. Большинство Святых это выходцы из благочестивых христианских семей. Мы можем про себя сказать то же? И, даже тогда, когда в редких случаях исключений Святыми становились вопреки происхождению (например, обратившийся разбойник или девица легкого поведения) эти исключения лишь подтверждают правило, ибо лжецов и негодяев не было и среди воцерковившихся внешних. НИ ОДНО житие не упоминает об обратившемся лицемере или лжеце. Наоборот: и разбойником, и девицей легкого поведения будущие Святые становились по воле обстоятельств, однако и в таковом своем качестве в существенной мере обладали честностью, устремленностью к справедливости и совестью.

В принципе, эти наблюдения много объясняют и в области догматической. Бог вне времени. Соответственно, Господь знает, кто будет спасен. И, разумеется, не насилуя свободную волю человека, Он посылает благодать покаяния только тем, кто имеет, только тем, кто молится о ниспослании покаяния, только тем, кто способен к покаянию. Через это и осуществляются евангельские истины об умножении даров у имущих, и отъятии и того, что имели, от неимущих.

Как-то мой батюшка, в беседе о покаянии и общем положении в Истинной Церкви, на мой обращенный к нему вопрос, где же вокруг нас кающиеся Епископы или хотя бы клирики, сказал мне: "Это Вы, Антон, многого хотите".

Покаяние - величайший дар, но этот дар, как и другие дары, дается избранным, а те, кто не избран, ему лишь подражают. Какой удар для миллионов, следующих в жизни знаменитой поговорке: "Не согрешишь, не покаешься". Какой удар для тех, кто считает, что «сейчас он следует воле обстоятельств», но зато сможет покаяться «в конце жизни».

Впрочем, разумеется, никто из нас не знает, избран ли он ко спасению. Знает только Господь. И все мы должны действовать исходя из того, что избраны все христиане. Но народная пословица выше, которой в реальной жизни следуют и миряне, и множество батюшек, это не "человеческая слабость" или "не правильное понимание христианства". Это нечто значительно более страшное и углубленное в основах грехопадшего мира.

Какие же практические выводы из сказанного выше? Они вполне последовательные. Например:

1.Человек, пойманный в Церкви на смертных грехах, например, на откровенной лжи, не должен быть руководителем. Это не только его «личный грех», и не только он в результате его будет достоин геены огненной. Но и все те, кого он окормляет, в серьезной опасности. Не меньшей, чем если бы он ошибался вероисповедно.

2.Человек, который поддерживал в Церкви догматическое неправомыслие, прекрасно зная об исповеднической позиции Православных, не обманывался (ибо он знал о позиции Православных), а поддерживал еретиков ввиду (минимум) элементов личной аморальности. Таковой человек не может быть руководителем даже и после своего «покаяния». Ибо, в отличии от покаяния в грехе неправомыслия, покаяния заведомо знавших о своей лжи, но лгавших, Св.Церковь практически не знает – таких примеров нам почти неведомо. Тот, кто до своего воцерковления честно служил некоей смеси лжи и правды (обманываясь и не зная всей полноты Правды), будет так же честно служить Правде, когда о ней узнает. А тот, кто знал о правде, но служил лжи, правде не будет служить скорее всего никогда – даже если личная выгода и/или страсти заставят его перейти на сторону Православных. «Православных негодяев» нет и никогда не будет – это выдумка самих таковых негодяев, которые, в ответ на упреки их в следовании нравственной неправде, говорят: «Зато мы догматически чисты».

Возможно, кому-то сие рассуждение покажется излишне суровым. Но в нем есть правда жизни. Лицемеры не наследуют Царствие Небесное и увлекут в погибель, облекаясь в церковные ризы, и множество достойных людей.

От донатизма эти рассуждения отличаются тем, что донатисты совершенно не принимали отступников, а так же не верили в исключения, полагаясь на свой суд, а не на суд Божиий. И вводили формальное поражение в правах для отступивших, как-будто они знали о том, что все эти люди не спасутся. По таковым правилам должен был бы первым быть осужден Апостол Петр. Однако, отсутствие жестких формальных Правил у Православных (в отличии от Донатистов) не должно отменять общего рассуждения о том, что лжецов, отступников и людей, слабых морально (т.е. в общем смысле «недостойных»), какими бы они не были на данный момент догматически правомысленными, не следует поспешно рукополагать. Эти люди скорее всего не только не спасутся сами, но своим примером будут способствовать гибели других.

И последнее: ни в одном мирском сообществе нет столько лицемерия, сколько есть в Св.Церкви. Обычные объяснения («там где истина, там и бесы») ничего не объясняют, ибо Господь подает только по силам, и, вместе с попускаемыми искушениями, дарует и от них защиту. Когда конкретная церковная юрисдикция переполняется лицемерами, таковое сообщество рушится. Лицемерие опасно не только для своих носителей, не только для других, близких к первым спасаемых, но и в целом для судеб целых Поместных Церквей.

Люди, чуть что прикидывающиеся «грешными и слабыми», и «кающимися» всякий раз, когда их преступления становятся очевидными всем и заводят их самих в тупик, не спасутся. И не спасутся люди рядом с ними, которые приняли их решения, их образ мыслей и их власть. В интересах православных эту истину ясно осознавать. Истину, которую нам дают жития тех, кто спасся. Жития православных Святых.

И, поскольку мы сами можем быть таковыми якобы кающимися людьми, об этом стоит задуматься всем нам.

Спаси Христос
Антоний
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments