Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Category:

Социальный портрет блокадников-людоедов

.
"Военная прокуратура уже тогда, во время войны, провела специальное исследование и определила социальный портрет блокадника-людоеда. Кто же это был? В период индустриализации в Ленинград достаточно активно завозилась рабочая сила — в основном из деревни. Люди бежали из колхозов, устраивались на заводы. Но к началу войны из этих людей так и не сформировался настоящий рабочий класс. Они предпочитали летом жить в деревне и хоть что-то для себя вырастить, а зимой зарабатывать на заводе. Такой двойственный статус — не вполне крестьяне и не совсем рабочие. Да, это были малообразованные люди. Они знали одно — как выживать. И их стратегии выживания предполагали в том числе и весьма варварские вещи. Найти коренного петербуржца, который бы совершал подобного рода преступления, практически невозможно."

Из интервью Никиты Ломагина, исследователя истории блокады Ленинграда журналу "Общество".

Т.е., если верить Н.Ломагину, каннибалы были приезжими. Однако иначе и быть не могло, так как самих "коренных петербуржцев" к 1941 году оставалось в городе совсем уже немного. По официальным данным переписей в СПБ в 1916-1917 годах проживало 2.4 миллиона человек, а в 1920 уже всего 740 тысяч, сократившись в три раза за три года большевистского террора против элиты, цвета и ума Империи. В 1930-е годы социальный геноцид "бывших", многократно, как мы знаем, усилился. И от 740.000 старых петербуржцев к началу Второй Мировой едва ли осталось больше нескольких десятков тысяч, причем из наименее культурных слоев. Но, тем не менее, катастрофическая убыль культурного коренного населения Петербурга многократно восполнялась завозами "новых горожан". На 1941 год в Ленинграде, согласно, опять же, официальным данным переписи населения, проживало 3 миллиона человек. Город за два с лишним предвоенных десятилетия Советской Власти фактически полностью обновился, стал уникальным для всего мира и всей человеческой истории урбанистическим сообществом, которое утеряло связи с прежним дореволюционным населением на всех уровнях. За исчезающе малым процентом недобитых и многократно прореженных дореволюционных городских семей, скрывавших свое происхождение и ютившихся где-то на дне советского социального организма, город состоял из приезжих. В прекрасное великолепие архитектуры и парков Санкт-Петербурга вторглись и сели с ногами на паркеты, мрамор и газон три миллиона высококультурных советских переселенцев.

Не все они, конечно, стали в блокаду каннибалами) Но все они вместе сформировали то, что мы сейчас знаем как политическую, экономическую, культурную и духовную жизнь города на Неве. Именно от этих людей произошел современный нам СПБ. Никакой преемственности с дореволюционным СПБ у этого города, полностью обновленного в 1920-1930 гг и получившего инициацию на новую жизнь через коллаборацию с большевиками, а затем и через массовый голод и каннибализм в 1940-х, нет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments