Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Categories:

Блокадное

.
Моя семья сохранила доброе воспоминание о блокаде СПБ. Доброе в том смысле, что во время нее проявились ее лучшие человеческие качества. В то время как семейства понаехавших в СПБ после 1917 года совслужащих в 1942 году благополучно ели своих детей и торговали студнем из человеческих костей завтрак, обед и ужин моих родных во время блокады Ленинграда выглядел так. Дедушка и бабушка одевали накрахмаленные воротнички, ставили на стол столовое серебро, три стакана воды и три пайки хлеба. А потом сдвигали свои пайки в сторону моей матери и, улыбаясь, смотрели как она ест.

"Старая питерская интеллигенция", т.е. штрейкбрейхеры-совслужащие, прибывшие в Петроград в 1920-е из местечек (из потомков которых ныне черпаются кадры в т.ч. и для "церковного возрождения") суетливо кушали кошек, крыс и младенцев, а немногие оставшиеся коренные жители СПБ, моя семья в том числе, сохраняли человеческое достоинство. Два народа, две памяти, два опыта бытия.

Мои бабушка и дедушка умерли в блокадном Ленинграде, так и не сумев прорваться на север, к своим (на севере стояла финская армия барона Маннергейма, которого они хорошо лично знали по дореволюционному СПБ). Ответственность за их смерть полностью лежит на коммунистических властях, выставивших в городе внутренние заградотряды НКВД и никого из города не выпускавших. Со стороны европейских армий блокада Ленинграда была блокадой Мордера, города революции, всеевропейского оплота коммунистического терроризма. Санитарной операцией европейцев против красной чумы. Однако сумевших вырваться из города мирных жителей по свидетельствам моих родных немцы и финны встречали горячей едой и теплой одеждой. Но таковых было немного, ибо здоровые и трудоспособные жители города были необходимы коммунистам как пушечное мясо, по "Дороге жизни" вывозили лишь обузу для властей - детей, стариков и больных.

Помните! Все, кто вам лжет что было иначе наверняка связан круговой порукой с коммунистами и выжившими, которых заставили считать иначе. Большая кровь сковывает уста, а коммунистическое прошлое заставляет выгораживать сродников по плоти.

Вообще, большая часть того, что мы знаем о той войне, связано с воспоминаниями о ней советских людей. Голос не советских русских (контрреволюционного элемента, как называли их тогда) слаб, ибо большую их часть либо уничтожили, либо выселили, либо уморили голодом. Мы живем в стране наследников, прямых и кровных, советских штрейкбрейхеров и советских палачей.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments