Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Categories:

О моем отце

.
Сетевые сплетники нашли в "Известиях" статью о моем отце. Статья написана весьма доброжелательно и с большой к нему любовью, но в ней есть несколько неточностей и недосказанностей) И, на правах его сына, который гораздо лучше его знал, мне бы хотелось их уважаемому автору и всем интересующимся прояснить.

Во-первых, мой отец не мог считать себя "армянином" хотя бы потому, что по крови он был наполовину русский и наполовину армянин. По культуре же он был совершенно русским человеком, по-армянски он почти не умел разговаривать, хотя в совершенстве говорил на шести языках и более-менее знал еще семь-восемь. Он вырос в Тифлисе в семье бывших имперских служащих, которая говорила только по-русски. Его мать и моя бабушка по имени Елена Матоян 1902 года рождения была дочерью действительного статского советника и высокопоставленного имперского медика, документы о котором из семейного архива я как-то выкладывал в своем ЖЖ. И была до революции урожденной, простой и скромной, тифлисской княжной. В семейном архиве есть и ее фотографии в белом платье во время празднования в 1913 году трехсотлетия Дома Романовых в Тифлисе. Она была тогда красивой молодой девочкой, а дожила она аж до 1989 года. И последние годы она проживала с нами на Арбате в Москве.

Вторая неточность статьи состоит в том, что в статье моего отца называют только журналистом. А он вообще-то считал себя ученым и исследователем, преподавал в Институте Востока, публиковался в том числе и в академической прессе (издательствах "Академии Наук" и МГУ) и издал там несколько книг по истории и культуре Востока.

По образованию и роду деятельности он был ориенталистом, переводил древнекитайскую поэзию и, действительно, собирал китайский и индийский антиквариат.

"Социализм это учет имени Кирова" - фраза, которую я действительно слышал с детства. Это была его любимая присказка, которую он произносил, например, когда покупал туалетную бумагу, когда дарил людям вино или что-то полезное для дома, когда начинал и заканчивал какой-нибудь большой труд. И всегда повторял эту абсурдную фразу с юмором) Если кто не знает - Кирова убили и заказчиком его убийства скорее всего был Иосиф Сталин, который его "учел", так как не смог открыто в чем-то обвинить как "врага народа".

Третья моя ремарка будет касаться фразы из статьи о том, что он был грозой партийных бонз и с ним "считались". С этим я, пожалуй, соглашусь. Однако с улыбкой вот что по этому поводу хочу заметить - никаких ответственных должностей в советском государстве или, тем более, в партии, мой отец ни разу в своей жизни не занимал. И занимать не мог - он ведь был преподавателем истории Востока, ученым и известным ориентальным публицистом, поэтом и переводчиком, а вовсе не чиновником. Поэтому "грозой партийных боссов" быть просто не мог. Да и не был он с ними знаком)))

Однако с его мнением действительно считались, причем не только в СССР, но и, скажем, в Индии, где он довольно часто публиковался в центральной прессе, в англоязычных индийских газетах. Его книги о Востоке переводили на европейские языки и его имя хорошо знали в Западной Европе, где он бывал на всяких ориенталистских конференциях. Его фотоальбомы так же издавались на Западе, потому что он еще был и довольно известным для своего времени фотографом. В книгах моего отца никогда не было никакой советской политики, только быт, философия и культура тех стран, в которых он жил и о которых писал. Верхом "советского влияния" в его трудах стало насильственное включение в один из его этнографических фотоальбомов по Непалу нескольких фотографий советской экспедиции на Эверест в самом конце книги. Он по этому поводу очень переживал, требовал указать, что они не его авторства, но сделать ничего тогда не смог.

Тем не менее, иногда, очень редко, он в политике участвовал. Но не советской, а ориентальной. Так, в 1982-1984 годах от Индии хотел отделиться штат Пенджаб. Сикхи-сепаратисты засели в Золотом Храме и взяли много заложников. И вопрос о том, брать штурмом Золотой Храм (главную сикхскую святыню) или не брать решался на самом высоком международном уровне, потому что во многих государствах западной Европы и в США сикхские общины довольно влиятельны, а сам Золотой Храм входит во всемирный фонд памятников ЮНЕСКО. Брать храм означало, кроме того, подставить под удар жизни сотен заложников. И мой отец, как известный ориенталист, публицист и специалист по сикхизму, был одним из тех, кто в переговорах с сикхами,а так же индийскими и западными политиками участвовал.

Кроме того, он участвовал и в политике внутри СССР, но, опять же, не советской. В его время любой более-менее известный на Западе человек из его среды (а дружил он только с московской интеллигенцией, диссидентами и шестидесятниками - у нас дома бывали и Окуджава, и Галич, и Алексей Козлов, и другие люди-легенды из системной и не системной оппозиции Советской Власти) использовал эту известность для мягкого противостояния Советской Власти, чаще всего для защиты подпавших под колесо советского "правосудия" своих же собственных собратьев. Советская Власть его не любила, но сделать ничего не могла и, что называется, "считалась", потому что он очень тонко умел публично не переходить дозволенных рамок.

Что же до того, что всегда говорилось в нашей семье не публично... Архипелаг ГУЛАГ я прочел в 11 лет. Поэтому можно представить)

Пожалуй, на этом и закончим. Моему фан-клубу -  непременный и пламенный привет)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments