Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Category:

Кодекс Наполеона

.
Будучи компилятивным юридическим сборником и заимствуя классические положения римского права, Кодекс Наполеона, тем не менее, напитанный идеями "просветителей" и ВФР, явился первой в Европе фундаментальной попыткой провести последовательное отчуждение закона от личности. Со времен Кодекса Наполеона можно говорить о том, что живой закон, не отчужденный от личности законодателя, умер и ему на смену пришел его кодифицированный труп.

Аристократическая форма правления, которую упразднила ВФР, видела в писанных законах техническую подоснову ведения правового процесса, однако ни в коей мере не нечто, что стоит над судьей и абсолютно довлеет над ним. Монарх (и его представители на местах) выше закона, они и есть живой закон, закон не отчужден от них. Живые носители права, в отличии от современных судей, в ходе вынесения решений могли учитывать тысячи обстоятельств, которые кодифицировать невозможно. Современный судья, напротив, бессилен. По сути он является не судьей, а толкователем оторванных от реальной жизни рационалистических концепций, которые почти никогда к конкретной ситуации последовательно и точно применить нельзя. Именно с Кодекса Наполеона возникло расхождение между понятиями Закон и Справедливость, начал все больше углубляться водораздел между ними. Люди почувствовали сухость и мертвенность нового Закона, его тщету, оторванность от жизни, неумолимость, механистичность и нравственную пустоту.

Кодекс Наполеона закрепил "завоевания" Французской Революции, ввел в юридическое поле противоречащую принципам функционирования любого социального организма концепцию равенства всех членов социума, стал юридической колыбелью Нового Мирового Порядка. С момента его принятия можно отсчитывать новую эпоху, когда личностный, адресный и патерналистский принцип отправления правосудия, положенный в основу христианского права, уходит в прошлое и ему на смену приходит предельно обезличенный, безадресный, секулярный и общий для всех закон. Концепция о справедливости подменяет самую справедливость, писанное слово - живого носителя слова, человека. Ответственного и мудрого отца семейства, главу роду, старейшину местности, землевладельца, исполнявших первичные судейские функции, окончательно подменяет их засохший, виртуальный и обобщенный муляж.

Впрочем, справедливости ради стоит заметить, что "Кодекс Наполеона" или "Гражданский кодекс французов" (другое его название) далеко не сразу стал ориентиром для всей Европы, продолжавшей жить по Кодексу святого императора Юстиниана и в согласии с местными традициями вплоть до начала XX века. И только дальнейший процесс секуляризации окончательно поверг христианское право, основанное на принципе неотчуждаемости личности от закона, в прах.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments