Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Category:

Проблема ИНН

Энергийность, символ, имя
Прислала Ольга Белоусова (Euhenio на заметку)


Протоиерей Алексий Масюк
(Санкт-Петербург)


Энергийность, символ, имя

Доклад на научно-практической конференции
«Духовные и социальные проблемы глобализации»
(Санкт-Петербург, 3-4 мая 2001 г., НИИКСИ — МАИСУ — СПбДАиС)


Цель нашей сегодняшней конференции — это сплотить ряды всех противников тотальной нумерации людей, которая является одной из составляющих глобализационного проекта, превращения мира в электронный концлагерь. Однако существенно важно выяснить, что станет основанием нашей солидарности и взаимной поддержки. Очевидно, что наше единство приобретает необходимую прочность и целеустремленность тогда, когда наполнится не только социальным и политическим содержанием, но прежде всего — содержанием религиозным.

Именно ревность о спасении души или страх Божий раскрывает себя как наиболее адекватное основание для сплочения и противостояния глобализму. Боязнь греха и неприятие богохульного «числа имени зверя» дает также единственно верный взгляд на проводимую кампанию по присвоению ИНН, как на признак грядущего воцарения Антихриста. Потому-то и нет равнодушных к вопросу о цифровой идентификации личности и электронных документах во всем православном мире.

Как ни старались экуменисты и модернисты на протяжении вот уже почти столетия изгнать из Церкви дух подвижничества и аскетизма, заменив его соглашательством с духом мира сего, а то и прямо угождением миру, им это едва ли удалось. Народ Божий и ныне понимает, что где нет подвижничества, там нет Православия и, напротив, православен тот, кто для своего спасения осознает необходимость подвига. Хочу предупредить, что слово «аскетизм» я употребляю не из какой-то гордыни, возмечтав, что всякий борец против ИНН и есть подвижник и аскет. Просто сам принцип православного богословия, принцип проникновения в любой духовный вопрос именуется аскетическим потому, что согласовывается с живым мистическим опытом отцов-аскетов.

Ведь богословие, вероучение неотделимы от жизни, т.е. практики благочестия. Именно поэтому все рассуждения ученых богословов нашего духовно расслабленного времени, которые то уговаривают принимать номера, то надсмехаются над «ревнителями не по разуму», то угрожают церковным расколом, народ православный воспринимает не более как «плотское мудрование». Т.е. стремление грехолюбивой плоти оправдать свое отступничество от подвижнического пути, следствием чего становится отступничество от святоотеческой традиции в богословии.

В самом деле, и «младенцам в вере» ясно, что подобно тому, как не поститься плотскому человеку легче, чем поститься, так и принять ИНН легче, чем не принимать. И путь логических построений об опасности или безопасности ИНН заведомо неверен. Так, по свидетельству Св. Григория Богослова, «доказательства рассуждениями ниже доказательств делами и жизнью; ибо словеса опровергаются словесами, но чем можно опровергнуть жизнь?» Таким образом, главная стратегия нашей общей работы по сопротивлению глобализму должна строиться по аскетическим законам духовной жизни, вернее, духовной брани. А законы эти указывают: лучше сразу отсечь действием прилог (т.е. в нашем случае — отказаться от ИНН), чем уловляться рассуждениями и полемикой.

Аскетические законы духовной жизни предупреждают: отречение от Христа и отступничество от веры — это не одномоментный формальный акт, целиком контролируемый рассудком. Это совсем не что-то вроде процедуры голосования на демократических выборах. Так, кстати, ошибочно понимают свободу католики, именно лишь как свободу выбора. Они забывают о том, что в грехопадшем мире у нас нет «стерильных» условий выбора хотя бы потому, что само естество человеческое повреждено грехом. Все знают, что демократическим выборам предшествует агитация за кандидата, целая предвыборная кампания, и она далека от стерильности. Все знают, что все так называемые предвыборные технологии — это искусство прельщения, всевозможные воздействия, и не только на рассудок. О какой свободе выбора в духовной жизни можно говорить, если один из кандидатов — сам «отец лжи». Таким образом, наше религиозное волеизъявление происходит не в условиях свободы выбора, или свободных выборов, а в условиях тяжелейшей внутренней борьбы, духовной брани, за духовную свободу против рабства злу, прельщению, греху. К слову сказать, и демократические выборы отменяют, например, из-за гражданской войны или введенного чрезвычайного положения. Потому что насилие может повлиять на исход выборов. Какой же исход выбора будет там, где не принимается во внимание насильник-диавол, и вечная война, когда «дух воинствует на плоть и плоть на дух».

Потому и приходится слышать заявления некоторых богословов, что, мол, бояться нечего, что когда придет антихрист, тогда Церковь, т.е. высшее духовенство, предупредит верующих. Эти богословы не понимают, что подобные заявления и есть самое страшное сегодня. Этими заявлениями и открывается дверь антихристу. Только на путях непрекращающейся духовной брани, а не через формальное послушание иерархии, возможно изобличение антихриста. Ведь человек, избравший узкий путь подвижничества, отличается от человека широкого пути не тем, что первый сделал правильное решение некой математической задачи, а тем, что он качественно иной, у него качественно иное мироощущение, его духовный организм по причине синергии иначе развивался, обладает иными свойствами. Не об этом ли говорит преп. Исаак Сирин: «тот, кто добровольно отринул скорби подвижничества [т.е. в нашем случае принял ИНН] — тот понуждается любить грехи», т.е. начинает любить маммону и ненавидеть Бога.

Никто не спорит, что идентификационный номер налогоплательщика не есть антихрист и печать антихриста и даже не есть зло сам по себе. Но принятие его — это «отказ от скорби подвижничества». А этот отказ и деформирует человеческое существо, его личность, и в этом смысле принятие ИНН энергийно.

Человек избирает маммону, «тварную благодать» т.е. земное благополучие, телесный покой — и отрицается от нетварной благодати Св. Духа. Цель же христианской жизни — стяжание благодати Св. Духа, без чего невозможно спасение. Стяжать благодать можно лишь усилием, действием; она «нудиться» подвигом. «Ибо, нешатко лишь свидетельство деяний» (Св. Василий Великий). Св. Григорий Палама говорил о молитве, что это не «состояние», которое, будучи однажды достигнуто, далее длится само собой, а «действие», непрекращающееся духовное усилие; то же самое можно сказать о стяжании благодати Св. Духа. Это состояние, по словам В. Лосского, и не «активно», и не «пассивно», оно бдительно. Это неустанное бодрствование и неустанный надзор духа за самим собой, то, что в аскетике именуется «хранением духа», «стражем духа» (fulakh tou nou) — т.е. печатью духа. Вместо постоянного бодрствования над своим духом ради стяжания благодати, человек с принятием номера уже сейчас соглашается — ради стяжания маммоны — на постоянный надзор над собой электронной системой тотального контроля. Он добровольно расстается не только со свободой внешней, но отказывается и от богоданной свободы личности. Так как только подвижническое стяжание нетварной энергии благодати Св. Духа развивает и утверждает и внутреннюю свободу и личность, как неразрывное единство по образу и подобию Божию. Без подвига покорения своей воли воле Божией угасают и свобода, и личность. Таким образом, отречение от Христа — это сложный духовный процесс, подобный телесной болезни. Мы сами часто становимся причиной нашей болезни, но можем ли мы проконтролировать все этапы ее развития? Мы узнаем, как далеко зашла болезнь, лишь по некоторым признакам. Если человек не потерял своей свободы и личности, как онтологической связи с Творцом — он именуется словом — именем, если он согласился быть обезличенной контролируемой функцией в механическом мире потребления, он принимает новое имя — номер. И это есть немаловажный признак болезни, именуемой апостасией. Ибо личность не именуется номером, так же как товар не нарекается именем. Вновь повторим: нельзя служить двум господам — Богу и маммоне, ибо данное тебе имя от одного господина возлюбишь, и тогда имя, данное тебе другим, возненавидишь.

Наш прародитель Адам не зло выбирал, слушая вкрадчивые речи древнего змия, т.к. и не знал зла еще, не имел в себе семени, потенции зла. Он, по словам Св. Афанасия Великого, «заблудился в любви» — возлюбил не то, что заповедано, возлюбил себя, а не Бога, т.е. ослабел в решимости подвизаться, решительно не отверг прельстительный помысел. Отсюда очевидно, что зло, «не имеющее сущности» (Св. Григорий Богослов), или, по словам Преп. Аввы Дорофея, «онтологическое ничто», вместе с тем является «склонностью души, — как говорил Св. Василий Великий, — противодействующее христианским добродетелям». На это же указывает Св. Григорий Нисский: «зло не существует онтологически, оно проявляется в предрасположенности души». Так же отречение Святого Апостола Петра состояло не в предпочтении Христу другого, но в изменнической склонности воли, отказе от следования за Подвигоположником Господом, в нехранении ума. И кто знает, куда бы увело его через мгновение «понуждение воли любить грех», если бы не предостерегающий взгляд Христа.

Очевидно, что принятие ИНН или не принятие его выявляет волю, произволение человека. Лишенное сущности зло обретает величайшую мощь, реальную и разрушительную, когда склоняет в свою сторону многочисленные свободные произволения разумных тварей. Более того, зло после всемирного произволения — присвоения номеров — становится организованным, тотальным. Плод с древа познания добра и зла был не зло само по себе, ибо Бог зла не сотворил. Не зол и сам по себе идентификационный номер. Однако и плод тогда и номер сейчас оказывают приражающее действие. «Что есть страсти? — писал Св. Исаак Сирин, — это приражение, которое производится вещами мира сего» (Св. Исаак Сирин, Слова подвижнические, М.: 1993, с. 161). «Диавол, — по толкованию Св. Максима Исповедника, — сам беден, скуден, не имеет ничего своего, а поэтому коварно прячется, словно вор, во внешних проявлениях чувственных вещей... без чувственных вещей, посредством которых он обычно ведет брань с душой, не может ничем повредить нам. Поэтому для замышляемой тирании над нами он и нуждается в источниках вне града» (т.е. внешних нам вещах) (Св. Максим Исповедник, М.: 1993, т. 2, с. 132, 229).

Так чувственная вещь (запретный плод, номер) оказывается приражением для воли в начале падения и символом, символическим действием (вкушение плода, принятие номера) по совершении падения для обнаружения мистической власти — тирании над нами врага.

Зло само по себе, как не имеющее сущности, бессильно привести к мировой власти человека греха — антихриста. Возведут его на престол мировой власти приразившиеся, склонившиеся ко злу миллиарды человеческих произволений. Глобализм лишь поможет организовать это вселенское приражение. И тогда, видя глобальное торжество зла и власть антихриста, многие верующие, в том числе и иерархи, призовут к послушанию ему, как, якобы, власти от Бога. Св. Кирилл Иерусалимский предупреждал именно об этом: «И страхом и обольщением будет привлекать к себе антихрист. И да не придет тогда на сердце чье-либо мысль: “Какою же силою действует он? Если бы Бог не хотел сего, то не попустил бы ему”. Апостол предупреждает тебя о сем и говорит: “И за сие пошлет им Бог действие заблуждения” (ενεργειαν πλανης)» (Учение об антихристе, СПб.: 2000, с. 392), т.е. некую антихристову энергию, которая заставит совратившихся богохульствовать — обвинять Бога. В то же время, как вовсе не зло само по себе, и уж, конечно, не Святая воля Божия приведет антихриста, а совокупность греховных произволений каждого из нас.

Наше время подвергает Церковь Христову искушениям, напоминающим искушения во времена императора Юлиана Отступника. Как тогда император-отступник, зная симпатии народа, не решался открыто гнать Церковь Божию, так и сегодня «мировая закулиса», главная вдохновительница процесса отступничества-апостасии, не решается открыто гнать Церковь. Однако же неуклонно стремится поставить Церковь на службу своим мондиалистским устремлениям. Именно с этой целью, подобно тому, как император-язычник желал осквернить христиан, утвердить над ними власть идолопоклонства, окропив все припасы Константинополя идоложертвенной кровью, так точно масонские и пара-масонские оккультные жрецы изобрели присвоение людям сатанинских трех шестерок — ни для чего другого, как только для того, чтобы совершить ритуальное осквернение и обозначить свое господство. Явление великомученика Феодора Тирона, который возвестил о коварном замысле Юлиана, а еще доброе произволение христиан (они избрали подвиг — предпочитая скудную пищу — коливо — оскверненной идоложертвенным) позволило посмеяться над вражескими уловками. Случись подобное в наше время, скорее враг посмеялся бы над православными, потому что они вместо того, чтобы исполнить небесное повеление, заключили бы, что «никакой внешний знак», т.е. кропление кровью не в силах повредить христианской душе, что если перекрестить окропленное идоложертвенной кровью и вкушать, то «христианин не утрачивает свое христианское имя». Тут же было бы указано на «неправомерность действий некоторых ревнителей не по разуму», которые призывают людей перейти на голодный паек, не покупать оскверненную пищу, уходить в леса — что подрывает государственную программу по расширению торговли и, следовательно, препятствуют увеличению налоговых поступлений в казну и т.д., и т.п. Т.е. на радость врагу спасения мы бы сегодня провалили этот экзамен, который во времена Юлиана Отступника предложил Промысел Божий Церкви. Мы бы неисправимо приразились плотскому мудрованию, забыв о том, что уготовано «соли обуявшей», т.е. отвергнувшим подвижнический дух, как принцип бытия и спасения. Ибо без него — небытие и вечная погибель.

«Аще кто поклоняется зверю и иконе его и примет начертание на челе своем или руке своей, и той имать пити от вина ярости Божия, вина нерастворенна в чаши гнева Его, и будет мучен огнем и жупелом пред ангелы святыми и пред Агнцем» (Откр. 14, 9-10).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments