Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Category:

МОЛЕБЕН В ЗАЩИТУ ЛЖИ И СРЕБРОЛЮБИЯ

.


22 апреля 2012 года  перед Храмом Христа Спасителя в Москве Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в присутствии пятидесяти тысяч человек совершил «молебное пение в защиту веры, поруганных святынь, Церкви и ее доброго имени”.

Предысторией столь необычного «молебна», который популярный церковный публицист о.Андрей Кураев уже успел метко окрестить «молитвенным митингом», послужила критика РПЦ и ее предстоятеля последних месяцев, звучавшая со стороны центральных СМИ. Патриарху Кириллу ставилась в вину небескорыстная поддержка кандидата в президенты В.В.Путина перед состоявшимися выборами, участие в отъеме в пользу РПЦ одного из корпусов реабилитационного центра для тяжелобольных детей «Детство», возмутивший общество многомиллионный иск родственников Патриарха к священнику Юрию Шевченко по поводу «пыли» в Доме на Набережной, вызывающе дорогие наручные часы Брегет на запястье патриарха и ложь патриарха о том, что он их «ни разу не надевал», а так же манипуляции с фотографией с этими часами сотрудников официального сайта Московской Патриархии. Ставилась в вину РПЦ и чрезмерно жесткая ригористическая  позиция, занятая представителями Московской Патриархии в деле акции молодых девушек из группы Pussy Riot в здании ХХС.

Справедливую критику Патриарх Московский воспринял в штыки и решил продемонстрировать общественности крепость церковных рядов, а немногочисленных церковных порицателей роскоши, в которой живет священноначалие РПЦ, назвал «предателями в рясах». Нынешнюю волну публикаций о РПЦ в самой РПЦ считают «атакой на Церковь» и уподобляют ее гонениям, которые претерпевало духовенство 20-х годов прошлого века от большевиков.

Однако большевики боролись с православной верой в целом, а не со стяжательством отдельных иерархов, поэтому данное сравнение не выдерживает критики, а сам «молитвенный митинг» превратился в защиту от справедливой критики лично предстоятеля РПЦ, то есть в фарс. Да, на митинге были продемонстрированы две «поруганные святыни», не имеющие отношения к патриарху – икона из Устюга, изрубленная топором и крест, пострадавший 20 марта от рук некоего жителя Невинномысска. Но ради двух столь малозначительных бытовых надругательств в далекой глухой провинции не организуют поражающее своим масштабом столичное «стояние». Главной защищаемой «святыней», что стало очевидно большинству наблюдателей,  стал  сам Патриарх.

Основные претензии к нынешнему главе РПЦ у общества и СМИ состоят в неподобающей ему как монаху роскоши и стяжательстве. Каков же ответ РПЦ на эти претензии? Патриарх назвал волну критики в свой адрес «проявлениями «агрессивного либерализма», то есть соотнес ее исключительно с нашей эпохой. Однако подобные претензии к Церкви бытовали и во времена, бесконечно далекие от нынешнего либерального века.

Русские народные сказки, былины, песни традиционно изображают священнослужителей жадными, развратными и недалекими людьми, основным занятием которых является праздное времяпрепровождение, лицемерие и мздоимство.  Но не только народ критиковал своих пастырей. Высших церковных иерархов преподобный Иосиф Волоцкий называл «сосудами сатаны и дьявола, предавшимися чревоугодию, пьянству и содомству».

Известный нестяжатель Вассиан Патрикеев так пишет о современном ему духовенстве: «Господь сказал: раздай имение твое. А мы, войдя в монастырь, не перестаем, по нашему безумию, всячески приобретать себе чужие села и имения, то бесстыдно выпрашивая у вельмож лестью, то покупая. Сделавшись, таким образом, вопреки заповеди, господами чужих имений, мы считаем за великую правду и добродетель постоянно увеличивать их, и вместо того, чтобы безмолствовать и питаться своим рукоделием и трудами, беспрестанно разъезжаем по городам и заглядываем в руки богатых, лаская их всячески и угождая, чтобы как нибудь получить от них село или деревеньку или какую животину»

Духовенство, в особенности высшая иерархия, за счет церковного народа и государства удовлетворяло не только свои нужды, но и содержало значительное число родственников и знакомых. По свидетельству отцов Стоглавого Собора, иерархия «подкупом достигшая своих должностей», «покоила себя в кельи с гостьми; да племянников своих вмещали в монастырь, доволили всем монастырским». «Весь покой монастырский и богатство, и изобилие во властех оне (власть) истощали с роды и племянники и с боярами и с гостями и с любимыми друзи», говорится в деяниях Стоглава. Как это похоже на поселившего своих родственниц в престижном Доме на Набережной за государственный счет нынешнего патриарха!

В посланиях митрополита Даниила есть свидетельства об алчных епископах, «лихоимственное житие имущих».

В сочинении Максима Грека «Об иноческом жительстве» о настоятелях монастырей говорится, что они «всякими неправдами и лихоимством стараются скопить себе злато и серебро, морят крестьян своих тяжкими и непрестанными работами, отдают свои деньги в рост бедным и своим крестьянам и, когда росты умножатся, истязуют этих бедняков, отнимают у них имущество, выгоняют их с семействами из их домов и даже из селениий».

В другом месте Максим Грек говорит «о страсти иудейского сребролюбия и лихомания», которым подвержено духовенство.

Как видим, претензии к роскоши, которую пытаются узаконить в своем бытовом существовании иерархи РПЦ, традиционны для русского общества и ничего специфически «либерального» в них нет. И единственной  «святыней», которую защищал состоявшийся в прошедшее воскресение грандиозный «молитвенный митинг» у ХХС, является право иерархов РПЦ и дальше иметь личный быт, более подобающий политикам, дельцам и банкирам, и не подвергаться за это общественной критике.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments