Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев (antonio_rg) wrote,
Антоний Александрович Рейнеке-Григорьев
antonio_rg

Послевоенная христианская Европа в катакомбах

.
Участие Римо-Католической Церкви в спасении "нацистских преступников" после окончания WW2


Ранние маршруты на испанском направлении

Возникновение первых «маршрутов спасения» связано с развитием ватикано-аргентинских отношений перед и во время Второй мировой войны.Не позже 1942 года монсиньор Луиджи Мальионе вступил в контакт с министерством иностранных дел с запросом о «желании правительства Аргентинской Республики массово применять свой закон об иммиграции, чтобы способствовать в настоящий момент европейским католическим иммигрантам в поиске необходимой земли и капиталов в нашей стране».После этого немецкий священник Антон Вебер, глава католического общества Сан-Рафаэля, отправился в Португалию и затем в Аргентину, чтобы проложить маршрут будущей католической иммиграции. По мнению историка Майкла Фэйера, «таким было открытие ватиканской тропы спасения»

Таким образом, Испания стала «первым центром деятельности „маршрутов спасения“, сделавших возможным бегство "нацистских преступников", хотя сам исход был спланирован Ватиканом. Шарль Леско, член французской католической организации Аксьон франсез (организации, подавленной папой Пием XI и реабилитированной папой Пием XII) и Пьер Дайе, бельгиец со связями в испанском правительстве были среди первых организаторов. Леско и Дайе смогли первыми бежать из Европы с помощью французского кардинала Эжена Тиссерана и аргентинского кардинала Антонио Каггиано.

В 1946 году в Испании скопились сотни "военных преступников" и тысячи бывших "нацистов и фашистов". По мнению Фэйера, папа Пий XII «предпочитал видеть фашистских военных преступников на борту кораблей, следующих в Новый Свет, чем гниющими в лагерях военнопленных в разделённой на оккупационные зоны Германии». В отличие от ватиканской эмиграционной операции в Италии с центром в Ватикане, испанские «маршруты спасения», хотя и «благословлялись Ватиканом», были относительно независимы от иерархии Ватиканского эмиграционного бюро.

Римские маршруты спасения
Ранние попытки — епископ Худал


Епископ Алоиз Худал был ректором Pontificio Istituto Teutonico Santa Maria dell’Anima в Риме, семинарии для австрийских и германских священников и «Духовным главой резидентов немецкого народа в Италии».

После войны в Италии Худал активно помогал немецкоговорящим военнопленным и интернированным по всей Италии. В декабре 1944 года Ватиканский государственный секретариат Римской курии получил разрешение назначить представителя для «посещения немецкоговорящих гражданских интернированных лиц в Италии». Эта работа была поручена Худалу.

Худал использовал своё назначение, чтобы помочь бежать разыскиваемым "нацистским военным преступникам", включая Франца Штангля, коменданта концентрационного лагеря Треблинка, Густава Вагнера, заместителя коменданта лагеря смерти Собибор, Алоиза Бруннера, ответственного за лагерь Дранси близ Парижа и депортации из Словакии в немецкие концлагеря, а также Адольфа Эйхмана.

Некоторых из разыскиваемых держали в пересыльных лагерях, обычно без документов; их вносили в лагерные списки под фальшивыми именами. Другие "нацисты" скрывались в Италии и разыскивали Худала, когда среди них стало известно о его деятельности.

В своих мемуарах Худал сказал о своих действиях: «Я благодарю Бога, что Он позволил мне навестить и утешить многих жертв в их тюрьмах и концентрационных лагерях и помочь им бежать с фальшивыми документами.» Он объяснял, что в его глазах: "Война союзников против Германии была не крестовым походом, а борьбой экономических групп, за победу в которой они и бились. Этот так называемый бизнес <…> использовал ключевые слова, такие как демократия, соревнование, свобода религии и христианство как приманку для масс. Все эти знания были причиной, по которой я чувствовал себя обязанным после 1945 года посвятить всю мою благотворительную работу бывшим национал-социалистам и фашистам, особенно так называемым «военным преступникам».

По мнению Марка Ааронса и Джона Лофтуса, изложенному в их книге «Несвятая Троица», Худал был первым из католических священников, посвятившим себя организации маршрутов побега. Ааронс и Лофтус утверждают, что Худал снабжал объекты своей благотворительности деньгами, чтобы помочь им скрыться и, что более важно, фальшивыми бумагами, включая идентификационные документы, выданные Ватиканской организацией помощи беженцам (Commissione Pontificia d’Assistenza).

Эти ватиканские бумаги не были настоящими паспортами и их не было достаточно для выезда за границу. Это были, скорее, первичные документы — которые могли быть использованы для получения паспорта перемещённого лица от Международного комитета Красного Креста (МККК), который, в свою очередь, можно использовать для получения виз. Теоретически МККК мог проверить прошлое получателей паспортов, но на практике слова священника и особенно епископа было вполне достаточно. Согласно фактам, полученным Гитта Серени у руководителя римского отделения МККК, Худал мог также использовать свою должность епископа для получения документов «изготовленных по его спецификациям». Источники Серени раскрыли также активную незаконную торговлю крадеными и поддельными документами МККК в Риме того времени.

Согласно рассекреченным отчётам американской разведки, Худал был не единственным священником, помогавшим "нацистским беглецам" в то время. В «La Vista report», рассекреченном в 1984 году, агент Корпуса контрразведки (CIC) Винсент Ла Виста докладывал, как он легко добыл поддельные документы МККК для якобы двух венгерских беглецов с помощью письма от отца Йозефа Галлов. Галлов, осуществлявший спонсировавшуюся Ватиканом благотворительность для венгерских беженцев, не задавал вопросов и написал письмо своему «личному контактному лицу в Международном Красном Кресте, которое затем выдало паспорта».


Маршрут спасения Сан Жироламо


Согласно книге Ааронса и Лофтуса, частная операция Худала была мелким предприятием по сравнению с более поздними. Главный римский маршрут спасения действовал с помощью небольшой, но влиятельной сети хорватских священников, членов ордена францисканцев, руководимой отцом Крунославом Драгановичем.

Драганович организовал сложную цепь со штаб-квартирой в San Girolamo degli Illirici семинарском колледже в Риме, со звеньями из Австрии в пункт назначения в порту Генуи.

Маршрут спасения вначале был сфокусирован на помощи членам хорватского движения усташей, из которых самым известным был хорватский диктатор военного времени Анте Павелич.

Среди священников, задействованных в организации, были: отец Вилим Чечеля, бывший военный викарий усташей, проживавший в Австрии, где скрывались многие усташи и "нацисты"; отец Драгутин Камбер из Сан Жироламо; отец Доминик Мандич, официальный представитель Святого Престола в Сан Жироламо, а также «главный экономист» или казначей францисканского ордена — который использовал влияние францисканцев для налаживания маршрута; и монсеньор Карло Петранович, живший в Генуе. Вилим вступал в контакт со скрывавшимися в Австрии и помогал им пересечь границу в Италию; Камбер, Мандич и Драганович находили ему жильё, часто в монастырях, пока они организовывали документы; наконец Драганович звонил по телефону Петрановичу в Геную и сообщал количество требуемых мест на рейс в Южную Америку.

Организация маршрута спасения Драгановича не была тайной для разведчиков и дипломатов в Риме. Не позднее августа 1945 года командование союзников в Риме запрашивало данные об использовании Сан Жироламо в качестве «гавани» для усташей. Год спустя в докладе Государственного департамента США от 12 июля 1946 года был приведён список из девяти "военных преступников", включавший албанцев, черногорцев, а также хорватов и других «не укрывающихся в COLLEGIUM ILLIRICUM (то есть San Girolamo degli Illirici), но получавших поддержку и защиту церкви иным путём.» Британский посланник к Святому Престолу, Фрэнсис Осборн, запрашивал Доменико Тардини, высокопоставленного представителя Ватикана, о разрешении на рейд британской военной полиции в экстерриториальные ватиканские институции в Риме. Тардини ответил отказом и отрицал, что церковь "укрывает преступников".

В феврале 1947 года специальный агент CIC Роберт Клейтон Мудд доложил, что десять членов усташеского кабинета министров Павелича живут в Сан Жироламо или даже в Ватикане. Мудд проник в монастырь и подтвердил, что «он набит усташескими деятелями», охраняемыми «вооружёнными молодцами». Мудд также доложил: "В дальнейшем было установлено, что эти хорваты ездят туда сюда из Ватикана несколько раз в неделю в автомобиле с шофёром, лицензионная карточка которого несёт две буквы CD, «Corpo Diplomatico». Машина выезжает из Ватикана и выгружает своих пассажиров в монастыре Сан Жеронимо. Ввиду дипломатического иммунитета нельзя остановить автомобиль и узнать, кто эти пассажиры"

Заключение Мудда было следующим: Покровительство Драгановича этим хорватским усташам определённо связывает его с планом Ватикана укрыть бывших усташеских националистов до тех пор, пока они смогут подговтовить им надлежащие документы на разрешение выезда в Южную Америку. Ватикан, несомненно рассчитывая на сильные антикоммунистические чувства этих людей, стремится внедрить их любым путём в Южную Америку возможно для противодействия красной доктрине. Достоверно установлено, например, что д-р Вранчич уже отбыл в Южную Америку и что уже запланировано скорое убытие в Южную Америку Анте Павелича и генерала Крена через Испанию. Обо всех этих операциях, как говорят, договаривался Драганович, используя своё влияние в Ватикане.

Существование маршрута спасения Драгановича было подтверждено ватиканским историком, отцом Робертом Грэхэмом: «Я не сомневаюсь в том, что Драганович был чрезвычайно активен при переправке своих хорватских друзей усташей.» Секретариат государства запрашивал правительства Великобритании и США об освобождении хорватских военнопленных из британских лагерей в Италии.


Участие разведки США


Вначале офицеры американской разведки были скорее наблюдателями за маршрутом спасения Драгановича. Однако положение изменилось летом 1947 года. Рассекреченный теперь рапорт американской военной разведки от 1950 года раскрывает в деталях историю контрабанды людьми в следующие три года. Согласно рапорту, с этого момента американские силы сами начали использовать сеть Драгановича для эвакуации её «посетителей». В рапорте говорится, что были «посетители, которые были в заключении в 430-м CIC и полностью обработаны в соответствии с действующими директивами и требованиями и продолжают проживать в Австрии под охраной, а также являются источником неприятностей для генерального командования USFA, так как советское командование узнало об их присутствии в американской зоне в Австрии и запросило в некоторых инстанциях возвращения этих лиц в советское заключение».

Речь шла о предполагаемых военных преступниках из зон, оккупированных Красной Армией, которых США обязаны были выдать для судебного разбирательства Советскому Союзу. По общему мнению, США делал это неохотно, частично из-за недоверия к судебной системе СССР (смотри Операция «Килхол») и в то же время из-за желания использовать нацистских учёных и другие ресурсы. Драганович был вовлечён в доставку «гостей» в Рим: «Драгонович занимался всеми этапами операции после прибытия беженцев в Рим, такими как подготовка итальянских и южноамериканских документов, виз, печатей, организацией перемещения, сушей или морем и уведомлением миграционных властей иностранных государств». Разведка США использовала эти методы, чтобы получить нацистских учёных и военных стратегов в свои военные и научные центры в США, если Советский Союз ещё не затребовал их выдачи. Многие нацистские учёные, работавшие в США, были получены в ходе операции «Скрепка».


Аргентинский маршрут

"В Нюрнберге в это время произошло нечто, что лично я считаю бесчестием и неудачным уроком для будущего человечности. Я уверен, что аргентинский народ тоже признал Нюрнбергский процесс бесчестием, недостойным победителей, которые вели себя так, будто они не победили. Мы поняли теперь, что они заслужили проигрыша в войне"

    — Аргентинский президент Хуан Перон о Нюрнбергском трибунале над нацистскими военными преступниками.

В своей книге The Real Odessa[24], написанной в 2002 году, аргентинский исследователь Уки Гоньи использовал появившийся доступ к архивам страны, чтобы показать, что аргентинские дипломаты и офицеры разведки, следуя указаниям Перона, энергично поощряли "нацистских и фашистских военных преступников" переселяться в Аргентину. По данным Гоньи, аргентинцы не только сотрудничали с Драгановичем, но и создали свои собственные маршруты через Скандинавию, Швейцарию и Бельгию.

Гоньи пишет, что Аргентина впервые занялась контрабандой "нацистов" в январе 1946 года, когда аргентинский епископ Антонио Каггиано, епископ Росарио и глава аргентинской секции Католической Акции, отправился с епископом Агустином Барьере в Рим, где Каггиано должен был быть получить звание кардинала. Во время пребывания в Риме епископы встретились с французским кардиналом Эженом Тиссераном, которому было передано сообщение (зафиксированное в аргентинских дипломатических архивах), гласившее: «Правительство Аргентинской Республики заинтересовано в получении французов, чьи политические отношения в ходе недавней войны могут помешать им вернуться во Францию из-за жестокого обращения и личной мести». Весной 1946 года многие из "фрацузских военных преступников", "фашистов" и официальных деятелей режима Виши переправились из Италии в Аргентину тем же путём: они получали паспорта в Римском офисе Красного Креста; затем в них ставилась аргентинская туристическая виза (требование справки о здоровье и наличие обратного билета было отменено по рекомендации Каггиано). Первым задокументированным случаем прибытия в Буэнос-Айрес французского военного преступника был Эмиль Девотин — позднее заочно приговорённый к 20 годам каторжных работ. Он приплыл первым классом на том же судне, что и возвращавшийся кардинал Каггиано.

Вскоре после этого аргентинская контрабанда нацистов была институционализована, как пишет Гоньи, когда новое правительство Перона назначило в феврале 1946 года антрополога Сантьяго Перальта иммиграционным коммиссаром, а бывшего агента Риббентропа Людвига Фройде — шефом разведки. Гоньи доказывает, что эти двое создали «спасательную команду» из агентов секретных служб и иммиграционных «советников», многие из которых сами были европейскими военными преступниками с аргентинским гражданством и трудоустройством.


 ODESSA

Существование итальянских и аргентинских "маршрутов спасения" было подтверждено относительно недавно, главным образом в результате исследования рассекреченных в последнее время архивов. До появления работ Ааронса-Лофтуса и Уки Гоньи (2002), обычной точкой зрения было то, что бывшие "нацисты", организовавшись в тайные сети, сами организовали маршруты побега. Самой знаменитой такой сетью стала ODESSA (Организация бывших членов СС), основанная, по данным Симона Визенталя в 1946 году. В организацию входили оберштурмбаннфюрер СС Отто Скорцени и штурмбаннфюрер Альфред Науйокс и в Аргентине Родольфо Фройде.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment